Искать в блоге

9 июля 2011 г.

История любви Мелло

Автор: Kawainaia Niashka
Бета: нет, а зачем она нужна?
Фэндом: Death Note
Персонажи: девушка-тентакль/Мелло
Рейтинг: NC-17
Жанры: Стёб, Эксперимент, Гет, Пародия, PWP
Предупреждения: Кинк
Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 2
Статус: закончен
Описание: Объясню вкратце. Этот фанфик - фейковый. Адекватный (мб не очень) и грамотный автор Намикава Рэйдзи создал пользователя Kawainaia Niashka, написал сущий бред и стал наблюдать за реакцией людей, читающих этот бредик. В комментах можно увидеть, как я ругаюсь сама с собой)) А наши уважаемые Морячок и 0_0 написали проду к этому бреду, с тентаклями и НЦой. Наслаждайтесь!
Публикация на других ресурсах: Где угодно)
Примечания автора: Быгыг

Встреча
Эта история случилась одним ранним утром. Мелло проснулся и сонно потянулся на кровати. Мэтт куда-то ушел, и Мелло было достаточно скучно из-за отсутствия лучшего друга. Полежав еще чуть чуть, он решительно встал и пошел гулять. Вдруг на него кто-то налетел с разбегу. Обернувшись, Мелло увидел девушку потрясающей красоты. Ярко-розовые кудри красиво лежали на спине, а в гигантских голубых глазах можно было утонуть, но больше всего Мелло поразила откровенность девушки. На ней была одета просвечивающая одежда. Мелло не мог понять, что он чувствовал, но ему казалось, что влюбился. Девушка, похлопав глазами и извинившись, ушла, а Мелло еще долго стоял и смотрел ей вслед.

Розовая тентакля
Внезапно девушка обернулась и, повернувшись на сто восемьдесят градусов, зашагала к Мелло. Одинокий тентакль медленно, стыдливо закручивая ярко-розовый кончик в колечко, подполз к Мелло, коснулся светлых волос, прошелся по бледной коже, как бы изучая. Мелло как завороженный наблюдал за ним, не в силах пошевелится. Гигантские голубые глаза девушки недобро усмехались, медленно переводя взгляд с застывшего в недоумении лица Мелло все ниже и ниже. Тентакль провел своим шершавым, чуть влажным кончиком по тут же сжавшимся в тонкую линию губам Мелло, щеке, шее — сначала аккуратно, робко, едва касаясь напряженной кожи, а потом все сильнее, надавливая и сжимая.
"Беги!" — отчаянно кричало сознание Мелло, но он не мог пошевелиться. Невольно тихий сдавленный стон вырвался из его губ.
Звук рвущейся ткани. Мелло похолодел. Он даже не заметил, когда к нему успели подобраться остальные язычки. Ксо! Этот жилет стоил бешеные бабки!
теперь от него осталась лишь кучка тряпья, а бессовестные кудри уже вовсю исследовали подмышки Мелло.Они гладили и сжимали чувствительную кожу, так откровенно и бесстыдно, так нежно и в то же время почти жестоко, что Мелло сам уже не понимал, чего он хочет больше — остановить все это, убежать, или продолжить эту сладкую муку и отдаться на растерзание тентаклям, всхлипывал, едва сдерживая стоны.
Тентакль нарочито медленно и неторопливо пополз к ширинке Мелло с перетянутой крест-накрест тонкой шнуровкой, шаловливо потянул за шнурок. Мелло словно пришел в себя, с криком рванулся, вскочил с земли, опрокинув девушку и побежал — куда угодно, лишь бы подальше от этих ужасных тварей, лишь бы никогда больше не видеть эти кошмарные розовые щупальца, бесстыдно исследующие его тело.
Далеко убежать ему не дали. Щупальца накинулись на него, обхватили за ноги, за тонкую талию, бросили на пол, чувствительно ударив об землю. Мелло невольно выдохнул, кровь бросилась в лицо. А тентакли, отбросив всякий стыд, деловито поползли к ширинке.
Пока одни щупальца возились с ремнем, другие нетерпеливо лезли под него, не дожидаясь, когда он будет расстегнут.
Ботинки в какой то неуловимый момент оказались сброшены и холодные пульсирующие змеи поползли медленно медленно по голеням вверх.
Джинса затрещала и вскоре на Мелло осталось только подобие шорт с длинными лохмотьями.
Крепкий кожаный ремень не поддавался, и тогда голубоглазая красавица, продолжая не мигая смотреть на парня, в бешенстве крикнула
— Да порвите ж вы его уже на хрен!
Тонкие щупальца оплели кожаный ремень и с неожиданной силой потянули в стороны. С глухим шлепком ремень порвался и мгновенно сорвался нетерпеливыми тентаклями с стройного тела Мелло вместе с узкими штанами. Мелло невольно вскрикнул, дернулся, пытаясь сбежать или хотя бы оторвать от себя ненавистные щупальца, но его с силой прижали к земле, чувствительно ударив по лицу, а потом нежно сползли вниз, гладя нежную кожу и задевая чувствительные точки. Ногти Мелло беспомощно скребли асфальт, не в силах зацепиться за что нибудь.
Когда тентакли начали деловито стягивать с него трусы, он не выдержал и закричал, отбросив всю свою гордость. В рот мгновенно пролез резвый тентакль, затыкая, перекрывая дыхание, играя с языком Мелло.
Когда парень уже не мог пошевелить ни одним мускулом, тентакли выделили смазку и ускорили движения, размазывая, втирая, как крем для рук.
Все тело было покрыто непрерывно движущейся уже не розовой, красной массой. Движение ощущалось каждым кусочком кожи
Он услышал невменяемый, слегка капризный девичий голос, шепеляво бормочущий:
— нравится, нравится, ну тебе же нравится, я жнаю, нравится, не шмей отрицать... — и всё в таком духе.
Мелло попытался в отчаянной надежде выпросить пощады, но только взглянув на перекошенное безумием лицо хозяйки тентаклей, понял, что это бесполезно.
Девушка брызнула слюной
— Стони, гнида!
Мелло с удивлением обнаружил, что его тело приобрело странную чувствительность, возможно из-за химического состава втертой в него гадости.
Каждое прикосновение отдавалось восхитительной дрожью по всему телу, дыхание не могло придти в норму, Мелло сквозь непрерывный шум и чваканье услышал блаженный скулеж.
Не девичий, свой собственный.
Мелло уже не мог сдержать рвущиеся наружу стоны, задыхался и всхлипывал, расцарапывая себе бедра тонкими пальцами, откинув голову и судорожно дыша. Тентакли плотно обвились вокруг уже твердого члена, сжимались и разжимались, двигаясь в бешеном темпе. Гигантские голубые глаза с усмешкой наблюдали за разворачивающейся на земле сценой.
Два сильных щупальца приподняли уже ничего не соображающего, кричащего и стонущего Мелло за бедра и развели стройные ноги, согнув их в коленях. Тонкий тентакль мимоходом коснулся члена и спустился ниже, прошелся по упругим ягодицам, вызвав у Мелло еще один сдавленный полу-всхлип, полу-стон...
Мелло остатками разума понял, что с ним сейчас сделают, и разозлился.
Он в бешенстве забил руками и ногами, чтобы хоть как-то ослабить хватку, но удерживающие его красные кольца только сильней натянулись, и больно сжали член, словно наказывая за непослушание. Раздался скрипучий смех. Девушка облизнулась змеиным языком и подошла ближе, с удовлетворением разглядывая беспомощную жертву.
Холодный тентакль пощекотал испуганно сжавшуюся дырочку и грубо ворвался внутрь, вызвав полный боли и ярости крик.
Мелло закричал, забился, пытаясь вырваться. Тентакль с каждым движением проникал все глубже, вызывая у Мелло болезненные стоны. Еще никогда не было так больно и плохо, еще никогда Мелло не ощущал себя таким беззащитным и беспомощным, он кусал губы до крови, пытаясь хоть как то приглушить крики, на глаза наворачивались предательские слезы, стекали по щекам, блестели в приоткрытых глазах.
Тентакль медленно и нежно провел своей шероховато-влажной поверхностью по члену Мелло, опять сжался, начал неторопливые, все ускоряющиеся движения в ритм движением в его теле, а еще несколько щупалец стала бесстыдно исследовать его тело — чувствительную кожу бедер, живот, шею.
Из искусанных, испачканых кровью губ Мелло вырвался первый протяжный стон удовольствия, пальцы сжались и до боли впились в ладонь. Внизу живота с каждым движением болезненно, сладко ныло, заставляя подаваться бедрами навстречу и всхлипывать в исступлении. Через несколько минут Мелло уже стонал не переставая, метался и кричал, ничего не соображая, задыхался и шептал что то, пока щупальца деловито ползали по его судорожно дрожащему обнаженному, открытому телу.
Кто он, где, с кем — ничто не имело значения, кроме ритмичного движения и двух стонущих в унисон голосов.
Как барабанщик в группе, тентакль, толкающийся внутри Мелло, задавал ритм, а остальные вторили ему
на каждой части тела — бедрах, подмышках, животе, ступнях. Тентакль, гуляющий во рту, обнаглел, и принялся настойчиво проталкиваться в горло.
Мелло задыхался, он протестующе замычал, но противница была непоколебима, и, кажется сама утратила способность здраво мыслить.
Она обессиленно упала на колени, ее заметно трясло, бормотания прекратились, остались только хриплые стоны в том же ритме, что и движения щупалец.
Гигантские глаза наконец-то закрылись и перестали пожирать Мелло взглядом. Казалось, девушка полностью сосредоточилась на ощущениях.
Противоречивая смесь удовольствия и унижения достигала апогея, Мелло с силой сжал липкие щупальца, толкающиеся ему в ладони и закричал.
Мелло больше не мог сдерживаться, удовольствие — дикое, болезненное, ослепительное — заполняло все его сознание, увеличиваясь с абсолютно безумным ритмом в его извивающемся теле, по телу прокатывались обжигающие волны, заставляющие стонать и шептать что то, самому не понимая, что. Он задыхался, чувствуя, что вот вот не выдержит.
Ритм стал совершенно невыносимым, больше не было сил дышать и думать. Мелло закричал, до крови кусая губы, уже не пытаясь вытолкнуть наглого тентакля из своего рта. Еще несколько грубых, яростных движений — и стройное тело Мелло (сорри за случайную рифму ;) забилось в судорогах оргазма. Тентакли деловито проползали по извивающемуся, словно в агонии, телу, пытаясь насытится лишь одним им, тентаклям, известной энергией.
Хозяйка щупалец хрипло задышала, из ее губ вырвалось несколько протяжных стонов и она с удовлетворенным стоном осела на землю.
— Ты великолепен, Мелло! — срывающимся, но довольным голосом выдохнула она.
Тентакли, последний раз пробежав по обмякшему, дрожащему телу, возвращались к хозяйке, завивались в розовые локоны, вновь легкими прядками ложась на изящные плечи.
Мелло лежал на земле, судорожно пытаясь восстановить прерывающееся дыхание. Даже говорить сил уже не было. С ним никогда такого не происходило — эта боль, это унижение и это дикое, ни с чем не сравнимое, невозможное удовольствие, тело, вздрагивающее от каждого движения, нарастающий жар внутри живота и блаженная апатия, когда по телу все еще прокатываются обжигающие волны, когда уже ничего не хочется и даже говорить трудно — все это было для Мелло непонятно, стыдно, ослепительно притягательно. И слишком сложно для понимания сейчас, когда все только закончилось. Мелло с трудом перевернулся на бок и потерял сознание.
Одинокий, тонкий тентакль медленно прополз по его лицу, заправив за ухо влажную от пота прядку светлых волос. Еще раз коснулся истерзанных губ, шеи — и уполз с едва различимой в изящных движениях грустью. Хозяйка вздохнула, поднялась с земли, перевязывая тентакли резинкой на манер конского хвоста.
— Мы еще обязательно повторим это, Мелло. — бросила она лежащему без сознания на холодной земле юноше, неторопливо удаляясь довольной походкой.
Ярко светило солнце, плыли по небу озорные облака, легкий ветерок слегка покачивал листья на деревьях и трепал светлые, рассыпавшиеся по земле волосы. Для лежащего в отключке Мелло все еще только начиналось.

Комментариев нет:

Отправить комментарий