Искать в блоге

29 июля 2011 г.

Kiss for Prince (ч. 7)

Автор: BarsKromwell
Фэндом: Fairy Tail
Персонажи: Люси/Нацу, Лен/Нацу, Грэй, Эрза, Мира, Леви, Гильдия
Рейтинг: R
Жанры: Стёб, Юмор, Повседневность
Предупреждения: Нецензурная лексика, Смена пола (gender switch)
Размер: планируется Миди, написано 40 страниц
Кол-во частей: 11
Статус: в процессе написания
Описание: " -...Как тебе это удалось Люси?! Или же ты все время от нас это скрывала?- прохрипел, давящийся от смеха Грэй.
- Да вы в своем уме?! – разъяренно прошипела я. – Как я ЭТО могла скрывать?!
- Кстати да. – Протянула всхлипывающая от смеха Эрза. – С ее то размером груди."
Публикация на других ресурсах: Где душе угодно, только с шапкой, и, пожалуйста, киньте ссылку^^
Примечания автора: Фанфик в состоянии написания, поэтому рэйтинг и жанр будут менятся^^
Приятного прочтения!

Текст песни
Эпидения — Романс о Слезе

Глава VII. Праздник Урожая.
Гильдия.
Вечер.
Лен.

Время до четверга пролетело просто мимо меня. Все свободные от репетиций минуты я проводил с Розой, сам понимая, что больше и больше отдаляюсь от друзей. От этого мне было, конечно не по себе, однако, девушка так обворожила меня, что без нее я просто не мог дышать, как бы это не звучало розово-слюняво. Ведь, и правда, если Роза находилась от меня на расстоянии, я действительно начинал задыхаться.
Но это все мелочи, ибо Нацу меня избегал по какой – то ведомой только ему и Грэю причине. Мне это не нравилось, а если говорить откровенно я скучал. Тем не менее, после Праздника Урожая, который будет сегодня, я хотел подойти и поговорить с ним. Серьезно так подойти, выяснить, что же произошло.
— Лен, ты скоро? – окликнула меня Мира. Видать, я слишком увлекся, проверяя готовность инструментов перед выступлением. На концерте мне нужно было исполнить несколько медленных песен и одну заводную, ибо Леви сказала, что с моей внешностью до брутального рокера я нефига не дотягиваю. А когда я спросил что насчет панк-рока, она только фыркнула, сказав, что только если я готов подставить свою задницу. Что бы это могло значить?
— Лен, там Роза в зале. – Шепнула мне на ухо Мира – чан.— Знаешь, она мне не нравится, я бы не советовала тебе разговаривать с ней перед выступлением.
Вот и Мира туда же! И Леви! И Нацу! И Эрза! Хотя, стоп Эрзу уже не видели целую неделю, Бармен только сказала, что Титанийская готовится. Боги! К чему?!
— Я и не собирался! – буркнул я. – Хотел с Нацу переговорить, а он меня избегает. Что я такого сделал? Не понимаю.
— Ну, насколько я понимаю, дело в Розе.
— ЭЭээ… А она причем?
— Может, он ревнует?!
— Мляяяя… Мира, ты сама хоть поняла, что сказала?! – я чуть не упал с табуретки от такой новости. – С какого ему меня ревновать! Да еще и к Розе?
— Ну не знаю. – Прошипела блондинка, пожав плечами. – Ты с этой девчонкой носишься, как пестик со ступкой! Перестал разговаривать со мной, с Леви, отдаляешься от друзей! На тебя это не похоже! По-видимому, — она горько улыбнулась. – Ты становишься тем, в кого тебя превратили, Люси.
Мира развернулась на каблуках и вышла из-за кулис. Эти незатейливые ничего не значащие слова ударили стилетом по сердцу. Ведь она права, права во всем, что еще я мог подумать?
Люси. Черт! Как я отвык от этого имени, боюсь его, почему?
Но не время сейчас думать об этом. Через несколько минут я буду уже выступать перед людьми, собравшимися на праздник устроенный Гильдией…

Нацу.

На сцену вышел Лен. О Боги! Он был нереально крут! Белая футболка, черная жилетка, немного обтягивающие джинсы, кокетливая черная шляпа сдвинута набок, а челка прикрывает немного один глаз. Девчонки завизжали что есть мочи. Кажется, мне даже уши заложило. Вот это фанатизм.
Я сидел за барной стойкой и «немного» выпивал. Рядом стояла хмурая Мира, а Грэй, наблюдая за Розой, стоял к залу в пол-оборота.
Вот прозвучали первые аккорды гитары Лена. Волшебно, чарующе, наполняя каждую клетку твоего бытия чем-то особенным. Нет, предыдущие исполнители тоже были ничего, однако Он, и только Он смог настроить абсолютно весь зал на свою волну.
Первая песня был романтической балладой, посвященной какой-то девушке. В зале погас свет, а парочки теперь обнимаясь, пытались танцевать, ибо, как места, так и желающих отвести от Хартфелия взгляд не было.
Я видел его каждое движение, каждую улыбку и взгляд, которые, он кому – нибудь, да и кидал. Я ревновал. Ревновал и ждал конца его выступления. Очень хотел с ним поговорить. Серьезно.
Песня закончилась, и Лен перешел к какой – то ну очень уж бодрой песенке, в слова я не вслушивался, однако, наблюдая за тем как весь зал просто трясется от телодвижений толпы, понял, что песня произвела фурор.
— Я понимал, что недостоин,
Когда связала наши души нить,
Я не герой, не славный воин,
Но что мне может запретить любить?
Вздрогнув, я поднял глаза на Лена. Лучше бы я этого не делал. Блондин смотрел на меня, а точнее, своими глазами цвета расплавленной меди, отливающей всеми полутонами огня, он смотрел мне в глаза, будто этой песней просил прощения за эту бешенную неделю. Говорил о том, что он меня не достоин. Не достоин любить меня, быть рядом со мной. НЕТ! Ты слышишь? Ты достоин! Кем бы ты ни был Люси или Леном, ты достоин!
— В безлунную, глухую ночь твой взор
Развеет мрак, разрушит тьмы узор,
Я спрятал душу от любви,
Но как смогу остановить
Себя…?
Я брошу вызов небесам
За то, что пролилась слеза
Твоя…
За то, что пролилась слеза.
Всю песню до конца ты смотрел на меня не отрывая глаз. Я понял все, что ты хотел мне сказать. Я тебя прощаю за то, что ты отдалился от Гильдии, команды, меня. Я не обижаюсь на то, что давно с тобой не говорил, не смеялся, не рылся у тебя в холодильнике. Не дуюсь на тебя из-за Розы, ведь сегодня правда будет раскрыта. И я обещаю, что после того, как ты узнаешь все, никогда, слышишь, никогда не отпущу тебя.
Но вот последний аккорд сыгран, песня закончена. Ужасный вой твоих фанаток заставляет меня очнуться от твоего волшебного пения. Ты, помахав на прощание всем рукой и поклонившись, быстрым шагом направляешься к кулисам. Я остаюсь на месте, допивая коктейль, и наконец, жду тебя.
А вот и ты, все в той же прикольной белой футболке и в жилетке, на которой, теперь я могу разглядеть значок в виде Хэппи. Гитара, которую тебе подарили Мира и Леви в черном чехле у тебя за спиной. Вот уже осталось несколько шагов, но тебя перехватывает Роза, и, что-то шепча тебе, уводит из зала за руку. В момент прикосновения ее губ к твоей немного розоватой мочке, твой серьезный решительный взгляд становится мутным, затягиваясь поволокой, исчезает блеск в глазах, и, как в насмешку надо мной ты уходишь вместе с ней.
— Нацу, идем. – Серьезный взгляд Грэя, и мы уже бежим за тобой спасать твою жизнь.

Лен.

— Роза, я сейчас не могу говорить, мне надо сказать кое – что Нацу! – я хмуро глянул на девушку, перегородившей мне путь к Драгнилу.
Она лишь улыбнулась, и, встав на носочки, она легонько куснула меня за мочку уха и…

Грэй.

— Нацу, идем. – Позвал я Драгнила.
Тот, поднявшись со стула, последовал к выходу за мной. Мы незаметно,*да мы можем быть незаметными!* шли за парочкой, которая повернула в темный переулок. Мда, фантазии девушке явно не хватало. Темный переулок, что может быть эпичнее?
Мы словно тени *да, да ==”* последовали за ними, завернув за угол, обнаружили такую картину. Лен стоял бледный как лист бумаги, прислонившись к стене, он пустыми глазами смотрел куда – то в пустоту, пока Роза его целовала. Казалась, что она его хочет выпить, попробовать какой же на вкус он внутри.
— Ты, шалава, отойди от него. – Послышался гневный крик Драгнила. Черт! Я про него забыл.
— Ооо?? У нас гости? – Роза, повернувшись к нам, расплылась в улыбке, обнажая треугольные острые зубы. Ее вид немного изменился с нашей последней встречи. Уши немного вытянулись и заострились, глаза отливали неприятным зеленым цветом, словно брюхо мухи, черты лица стали плавными нерезкими, словно у змеи. – Грэй! – торжественно воскликнула она. – Я так и думала, что ты умный мальчик! Наблюдательный! Если бы не Лен, этот милашка, я бы поохотилась на тебя.
Драгнил дернулся в ее сторону, однако еле как удержав его, я покосился на него, взглядом говоря, чтобы он вспомнил о нашем плане.

Флэшбэк. Нацу, Грэй. Пару дней назад.

— … эти твари на удивление живучи. Бей их не бей, им все похер. Огонь, лед, воздух – все это ничто против них. Но они слабы. Они привязываются к жертве, которую выбрали, и, если эта жертва их оттолкнет, выйдет самостоятельно из-под гипноза, или, в конце концов оборвет с этой нечестью связь – эта тварь из пространства времен сгинет во мраке, итак, наш план таков…

Подворотня.
Грэй.

— ммм… Роза? – я ехидно глянул на девушку.
— Что? – она покосилась на меня, явно ожидая какого – нибудь подвоха. Как же ты права.
— А какие парни тебе нравятся?
— Эээ?
— Ну, вот, например, я могу предположить, что ты не натуралка… Хотя странно, Суккуб, да еще и не натурал. – Протянул я, облокачиваясь на стену дома.
— Чеего? – В ужасе прошипела Суккуб. Так, пошла жара. Отведать энергии своего же пола для этих существ было равносильно смерти. – Он! Это же ОН! – Она развернулась к Лену и уставилась на него. – Так, щетина есть, груди нет, самое главное… тээкс. Есть! — она торжественно повернулась к нам опять.
— Да? А если тело парня, а душа девушки? – вступил в разговор Нацу.
— Гей, что ли? – презрительно выплюнула девушка.
— Нет, заколдованная принцесса. – Нежно произнес Дрэгонслеер.
— Ублюдки. Да вы что издеваетесь надо мной?! – взвизгнула Суккуб. – Докажите!
— Доказать? – присвистнул Грэй. – Люси, твой бюст не впечатляет, бывает и лучше.
— Твои мозги как у реальной блондинки, их просто нет.
— Люсик, цвЯточек наш, когда ты в последний раз была в спортзале?
Что – то зашевелилось в глазах Лена. Молочная прозрачная поволока постепенно начала отступать, в глазах начал появляться блеск, а мертвенно-бледные губы пытались что-то произнести.
— Аааась? – я приставил руку к уху. – Люсик, мы тебя не слышим, неужели твой чертовски противный голосок, не хочет нас больше радовать?
— Ага, а может, это ей просто бюст мешает говорить? – брякнул Драгнил.
— эээ? Нацу, чего? – я изумленно повернул голову к другу.
— Не, ну а че. Посуди сам! С такой грудью как у Люси ходить нелегко, так?
— Так.
— Грудь ее снизу от челюсти, так?
— Так.
— Ну и?
— Что ну и? Нацу ты хоть понимаешь, какую ересь ты несешь! И вообще перестань убивать мне нервы! Нам надо, что бы Люси сняла гипноз самостоятельно, для этого мы городим всю эту чушь! – прошипел я как можно тише.
— Так, Грэй, давай разберемся. – Нацу повернулся ко мне и, и повысив голос, продолжил. – Как вообще ты можешь убивать мои нервные клетки и нести ересь, ведь ты умнее. А чьи нервы ты несешь, и какую ересь ты убиваешь? Ты можешь доказать то, что та ересь которую ты несешь, может воздействовать негативно на нервы, а значение того что несешь, пребывает в состоянии непоколебимой анархии?
— Ээээ…
— Значит, чьи бы нервы ты не убил, и чьи бы мозги не ввел в ересь, тебе доставляет это удовольствие?
— Заткнись, НАЦУ!! – раздался гневный голос позади. Мы обернулись. Лен, вполне живой, только немного все-таки бледный стоял, одной рукой облокотившись на стену дома. Его глаза, не предвещая ничего хорошего, горели неистовой злостью и раздражением. Суккуб сидела возле стенки, ее уже умирающие глаза, излучали ненависть и спокойствие.
— Роза? – Лен повернулся к девушке. – Как ты могла?
— Ну, всем же жрать хочется. – Фыркнула Суккуб. – Надо признать, Лен, нет, Люси, ты была самой лучшей моей пищей за всю мою недолгую жизнь. Спасибо.
С этими словами, прекрасная девушка просто исчезла, оставив только о себе хоть какую – то, но память.
— Итак, вы, конечно, меня спасли. За это я вам очень благодарен. Однако. Я толстая? У меня плохая грудь? Да как вы могли?! А с голосом то что?! Не надейтесь просто так избежать этого разговора!
— Он тут! ООООО!!! Не один Он! Тут еще легендарные Дрэгонслеер Нацу и Отмороженный Грэй! – в подворотне завизжали.
— Линяем. – прошипел я. Схватив полуобморочного Лена в охапку, мы с Нацу покинули подворотню, издалека я еще слышал их расстроенные визги из-за того, что они нас упустили.

Гильдии.
Нацу.

Лен, пришедший в сознание, все-таки уговорил нас вести его не домой, а на праздник досмотреть выступления. Лен что-то говорил про Эрзу, ее выступления и оторванные головы, если они там не будет присутствовать.
Итак, зайдя в Гильдию, мы обнаружили гробовую тишину, неподвижно стоящих людей и Миру с микрофоном, которая, объявила.
— А сейчас, мы все сможем насладиться номером нашей дорогой Эрзы Скарлетт! Встречайте!
И Мира чуть ли не бегом покинула сцену. Занавес открылся, и моя челюсть покинула законное место. Посередине сцены стояла Эрза, да ладно бы стояла, но… Огненную голову увенчивал шлем с короткими рожками, как у викингов, доспехи, прикрывали только грудь, живот и ниже. Кстати слово «прикрывали» тут немного неуместно, ибо костюмы из секс-шопа показались бы одеждой монашки по сравнению с этими доспехами Эрзы. Из-под доспеха отовсюду торчали перья, перья маленькие, перья большие, перья средние, перья черные, перья белые, перья красные, перья розовые, просто неимоверное количество перьев! Позади красной рекой струился бархатный плащ, по краям оббитый какой-то шерстью. А за плащом! Эхх.. А за плащом находился гигантский павлиний хвост, который состоял опять же из перьев. Все это завершалось неимоверным количеством оружия, которое находилось в самых, скажем так, неожиданных местах и блеском, все блестело, это, наверное, был абсолютный блеск…
И тут, и тут началось самое страшное, Эрза запела…

Квартира Лена.
Нацу.

— Ты очнулся? – Я посмотрел на блондина, лежащего на кровати, и до этих пор находившегося без сознания. Тот немного вздрогнув, полностью открыл глаза, и немного устало посмотрел на меня, сидящего на подоконнике.
— Что произошло? – хриплый голос блондина, немного дрожал.
— Ну, когда Эрза запела, ее пение оказалось настолько сильным, что усыпило большую часть народа, присутствующего на празднике. Тебе и Грэю довольно таки хорошо досталось, Мастер был в шоке. – Я улыбнулся, вспомнив ступорное состояние Макарова.
Лен сел в кровати, смотрел на небо, где полная луна, сияла ярче солнца. Она дарила приятное ощущение спокойствия и тепла. Я посмотрел на Хартфелия, отметив, что общение с суккубом и пение Эрзы не пошло ему на пользу. Под глазами залегли тени и образовались мешки, а сам, он еще сохранял мертвенную бледность.
— Ты устал, тебе надо отдохнуть и поспать. – Тихо прошептал я, боясь разрушить эту хрустальную тишину.
Лен утвердительно кивнув, забрался под пуховое одеяло.
— Спокойной ночи. – Произнес я, вставая с подоконника, чтобы уйти, однако ощущаю, что что-то мешает. Обернувшись, я обнаружил, что ты держишься за краешек моего шарфа.
— Не уходи, — прошептал ты. Твои испуганные глаза смотрели прямо в мои. – Останься, пожалуйста.
И как я могу тебе отказать? Я слезаю с подоконника и ложусь рядом. Ты, удостоверившись, что я действительно остался, закрываешь глаза. На твое, теперь уже умиротворенное лицо, падает свет теплой луны. Он отражается от твоих волос, и они играют тусклой яркостью в ее неземном сиянии. Ты уже уснул когда, я прижал тебя к себе, хоть теперь ты и парень, но рядом со мной все равно хрупок как фарфоровая куколка. Я немного наклоняюсь к тебе, чувствуя еле уловимый запах яблока, откуда он у тебя? Наклонившись еще ниже, я губами легонько касаюсь твоего немного холодного лба, на котором в художественном беспорядке лежит челка. Я, согревая тебя теплом своего тела, почти всю ночь любуюсь тобой, засыпая только под заалевший теплой палитрой красок рассвет…

Комментариев нет:

Отправить комментарий