Искать в блоге

22 июля 2011 г.

Жестокая Кухня

Автор: [Фран_Фантомхайф ]
Фэндом: Hellsing
Персонажи: Интегра , Полицейская, Алукард , Андерсон , Пип.
Рейтинг: G
Жанры: Стёб, Юмор, Повседневность
Предупреждения: Нецензурная лексика
Размер: Мини, 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание: Алу на кухне ЧТО ЖЕ БУДЕТ?! хд

День повара
Часть первая.

— Гад такой! — Интегра прицелилась и швырнула в ненавистную морду электронную точилку для карандашей.
— Но, Маста! – вампирохантер чуть отклонился влево и точилка, просвистев у головы Алу, живописно врезалась в спену. – В чем я виноват?
— Ты еще спрашиваешь, зараза!!! – прорычала глава организации, шаря взглядом в поисках чего-нибудь тяжеленького.
— Маста, ну в чем дело?! Хоть убейте, не понимаю!
— Да тебя убить мало будет! Паразит! Паразит! Тварь! Паразит!
— Вас заело? – поинтересовался вежливо слуга с оч-чень гаденькой улыбочкой.
Ну, за что и, разумеется, получил. Маста, не пожалев любимую пепельницу, изо всех сил запустила ей в наглую харю.
С пола Алукард поднимался осторожно, опасливо поглядывая на хозяйку.
— Ты смотри, как красиво получилось, — довольно заметила Интегра, переводя дух и опускаясь в кресло. – Хочешь во второй для симметрии?
Алу поспешил регенерировать расплывающийся фингал.
— Что я наделал, хозяйка? – покорно свесил голову Алукард.
— Будто ты не знаешь, — поморщилась Интегра. – Я что ли третьего повара в больницу отправила от потери крови?
— Когда ж я его успел тяпнуть? – рассеянно протянул вампир, внезапно заинтересовавшись потолком кабинета Интеграл.
— АЛУКАРД!!!
— Все-все! – примирительно поднял ладони Алу. – Припоминаю. Но вы сами виноваты, Хозяйка!
— WHAAAT?!! Да ты в своем уме, хам?
— А кто меня пайка лишил, — недовольно забухтел Алукард, — при том, я очень люблю французскую кухню.
Интегра со стоном вознесла руки к небу.
— Господи! За что?! За что?!
— За все хорошее, дитя мое! – пробасил Алукард. – Подарок судьбы.
— Значит судьба ко мне кошмарно несправедлива, — проворчала сер Хеллсинг, доставая сигарету. – И что мне с тобой делать?
— Только, прошу, Интегра, не оставляй без наказания!
— Хватит мне тут Братца Кролика изображать, — одернула его железная леди. – В общем, я придумала…
Интегра ехидно усмехнулась и посмотрела на Алукарда:
— Будешь дежурить на кухне. Сам приготовишь ужин на сегодня.
— Маста!!! Я же не умею готовить!
— В процессе научишься, — едко ответила Вингейтс Хеллсинг. – Иди, трудись. И, не дай Бог, мне твоя стряпня не понравится…
***

— Полицейская! Ау! Где ты там? – Алукард, открыв дверь в подвал Целес, потонул в куче радужных пакетов, коробок, папиросной бумаги и прочей упаковочно-оберточн¬ой чепухи.
«Ясно, полицейская в очередной раз совершила налет на магазины»
— Мент! – взвыл Алу. – Целес!
— Хай!
— Ты оглохла? – проворчал Алукард, разгребая кучу розовых пакетов.
Бррррр! Вампирохантер терпеть не мог этот поросячий оттенок. А от такого количества его просто мутило.
— Маста, я делаю уборку, — Виктория выглянула из своего огромного шкафа.
— Да, она не была бы лишней…Полицейская,¬ короче, у нас тут дело.
— Хай! – Целес выскочила из шкафа и вытянулась по струнке перед хозяином. – Фриков мочить будем?
— Да какие фрики.… Дежурим мы сегодня на кухне. Мент, ты готовить умеешь?
— Да! Пирог с почками!
— А что-нибудь приличное умеешь готовить?
— Пирог с почками!
— А еще что-нибудь?
— Пирог с почками!
— Так, с тобой все ясно, безнадежная моя, — хмыкнул вампир.

На кухне, чуть позже…

— Э-э-э, — протянул Алукард, растерянно оглядывая будущее поле битвы. – С чего начнем?
— С осмотра, — уверенно заявила Виктория, шагнув к шкафчикам. – Ну-ка, что там?…Ага, тарелки, стаканы, тут бокалы, чашки.…Апчхи! Специи…. А тут что? Крупа…. А где вилки, ложки и ножи? А вижу! Маста, держите! – Целес бросила Алукарду фартук.
Гррррррр! Опять розовое! Да еще с оборками! Последний повар был точно с приветом.
— Мент, я это не надену! – прорычал Алукард, сминая в лапах несчастный фартук в бесформенную тряпку.
— Маста, но это был фартук как раз на вас.
— ЧТО ты сказала?! – окрысился Маста.
— Ну, вот, возьмите другой, но он меньше, — Виктория решила не заводить Алукарда. – И вы рискуете испортить свой плащ….
— Ладно, — вампир напялил дурацкий фартук, — так, Целес, давай приступать. Может, овсянку сделаем? Ее легче всего готовить…вроде бы.
— Ее утром едят, Маста.
— А что тогда готовить будем? – немного раздраженно проговорил Алу.
— Пирог с почками? – радостно предложила Виктория.
Алукард тихо взвыл.
— Дьявол! Полицейская! Твой пирог у меня уже в почках сидит!!!
— Х-хорошо, Маста, — мелко затряслась Целес и попятилась от озверевшего хозяина. – Сейчас я поваренную книгу поищу.
Книга вскоре нашлась. Библия кухни представляла собой где-то 450 страниц и «Более 700 уникальных рецептов». Взглянув на такую уникальность, полицейская и Алукард дружно погрустнели.
— Ну, надо что-нибудь выбрать, — пробормотала Виктория, склоняясь над бесчисленными рецептами. – Супы, закуски из овощей, грибов, птицы. Блюда из рыбы, блюда из мяса, домашней птицы….
— А что легче готовить и побыстрее? – встрял тунеядец Алу.
— А почем я знаю, хозяин? – растерялась Виктория. – Тут всего так много.
Алукард тоже склонился над страницами:
— Хммм.
— А может…— несмело начала Целес, робко поглядывая на вампира.
— МЕНТ!!! Не вынуждай!!! – угрожающе зарычал Алукард, прочтя ее предложение в мыслях.
Он бесцеремонно отобрал у нее книгу:
— Хватит, все может быть намного проще.
Открыв содержание, вампирохантер наугад ткнул пальцем.
— Отлично, — ухмыльнулся Алу, посмотрев на дело рук своих. – «Блюда из мяса». Какая прелесть.
Виктория подозрительно прищурилась. Ей показалось, что хозяин специально выбрал этот раздел.
— Маста, а у нас разве есть мясо? – Целес стала вспоминать содержимое холодильников. – По-моему, нет. Где мы его возьмем?
Вампир явно ее не слушал: он вдруг сильно заинтересовался одной страницей книги.
— Нет, ты посмотри только, полицейская! – торжествующе провозгласил он, словно сделав какое-то архиоткрытие. – Вот! Ты только глянь!
Виктория послушно глянула и ничего особенного не увидела, а Масту так и распирало. Маста так и светился в предвкушении чего-то тама, что до Целес пока не доперло.
— А что такого? – пожала она плечами. – Ну, обычный рецепт «Мясо под слойкой по-монастырски».
— Андерсоньим духом пахнет… — прокомментировал задумчиво Алу и выдрал страницу.
Листочек тут же материализовался в знакомого падре, крайне свирепого и вредно настроенного.
— ЫЫЫЫ! Покараю! – заорал сипло Александер.
Алу и Виктория как по команде открыли рты и офигели. А было от чего.
Вместо привычного облачения (ну, всем известный плащ, крест на цепочке, и т. д., и т.п.), Андерсон явился взору в экстравагантном туалете, а именно, в голубенькой пижаме в мишках с нимбами и крылышками.
— Клевое неглиже, — брякнул вампир, впадая в ступор надолго и бесповоротно.
Виктория тонко пискнула и привычно, словно подкошенная, хлопнулась в обморок.
— Нигде покоя нет, выспаться, бесы, какой уже день не даете! В Ватикане все задергали, думал тут получится…. И тут нечестивцы достали! – упоенно выл Андерсон, не замечая состояние нечестивцев. – А теперь готовьтесь к смерти, я свершу суд над вами! – принялся толкать он свою привычную речевку.
Алукард от «родной» речи стал потихоньку приходить в себя….
Ну, прокрутим дальнейшее «бла-бла-бла» и остановимся на вытаскивании несуществующих секир-мечей. Осознав, что он держит в руках воздух, Андерсон полностью воспринял всю ситуацию.
— Опаньки! – Александр оглядел себя красивого и забыл про карание и суд.
— Гы! А у вас с Целес много общего, — заухмыляся Алу, все еще пялясь на мишек.
Яростно забормотав что-то на латинском, Андерсон улетел обернувшись листочками. Алу ничего не оставалось делать, как идти будить Целес.
— Полицейская! – вампир потряс Викторию за плечи. – Wake up! Живо!
— Ммммммм….
— Виктория…. – ласково пропел Алу голосом Бернадотте. – А, Виктория!
— Мастаааааа! – тут же с жалобным криком вскочила Целес.
Сев на полу, вампирша огляделась:
— Оно ушло?
— Он улетел, но обещал вернуться, — оскалился Алу, довольно наблюдая за ошалелой физиономией Целес.
— ААААА! – Целес подняла дрожащий палец и указала на что-то позади вампирохантера.
Тот едва успел увернуться. Позади стоял Андерсон (уже одетый) и махал секирами в лучших традициях ветряных мельниц.
— Полицейская, ты, кажется, интересовалась, где мы возьмем мясо? – Алукард вытащил пистолет и прицелился в падре….

Часть вторая.

Пипу с самого утра не везло. Утро началось с долгих и нудных учений, которые затянулись до самого обеда. Обеда грозило не быть, потому что сами-знаете-кто приложил свои длинные зубы к главному повару. Не пережив такого, его помощник взял и уволился, а с ним за компанию и весь персонал кухни. Голодные и злые «гуси» отказались продолжать учения. Теперь Пип мучался от скуки и голода. Не придумав ничего лучшего, он отправился на кухню.
— Раз! Так его!…
— Зажарю!
— Затушу!
Удивленный Бернадотте прислушался к воплям и грохоту. Может, повар вернулся? Пип решил на всякий случай проверить. Надежды не подтвердились. Вместо повара и готовящейся еды на кухне царил полнейший хаос. Андерсон и Алукард, устроив бучу, разгромили всю кухню; неподалеку валялись погнутые мечи и пустой пистолет. Противники дрались, вооружившись сковородками. На столе сидела, поджав ноги, Виктория и грызла морковку.
— Так ему! Левой работайте, хозяин! – иногда азартно кричала она.
— Эй! А чё это вы здесь делаете? – спросил, Пип подсаживаясь к Целес.
— Госпожа Интеграл приказала Масте подежурить на кухне. Скоро надо нести ужин, а у нас ничего не готово. Кажется, опять будет втык, – горестно вздохнула полицейская.
— А Андерсон тут каким боком?
— А! — махнула рукой Целес, увлеченно следя за парочкой, — объяснять долго…— и заорала. — Маста! Добивайте его скорее, а то нам еще готовить надо!
— Целес, а, Целес! – Бернадотте придвинулся к полицейской.
— Мастааааааа!!!
— Ну, что ты орешь, дура! – возмутился Пип. – Я помочь хотел…
— То есть, как? – недоверчиво посмотрела на него Виктория.
— Я помогаю тебе с готовкой, вы не получаете втыка…
— Ой, Пип! – растаяла Целес.
— …только что за это получит скромный герой?
Радостное выражение тут же сползло с моськи полицейской, поняв на что снова намекает гадостный приставала.
— Пинок под зад, — мрачно ответила она и всхлипнула. – Так и знала, что ты свинья и хорошего от тебя не жди.
— Ладно-ладно, девчушка, — примирительно сказал Бернадотте, – ради тебя буду работать в поте лица и взамен ничего не потребую.
«…А потом буду клеиться как обычно» — мысленно закончил нехороший «скромный герой».
Виктория мысли пока что читать не умела и о планах Пипа узнать не смогла. Поэтому полицейская лишь благодарно улыбнулась капитану и вручила ему раскрытую книгу рецептов.
— Вот, — указала она, — тут почитай, посмотри что нужно, а я пока попытаюсь достучаться до хозяина.
Тем временем, испортив сковородки и отшвырнув их в сторону, Алу и Андерсон вцепились друг в друга, как заправские борцы сумо. Вопя, они метались по кухне, пытаясь натолкнуть каждого на какое-нибудь препятствие. Сделав еще один замысловатый круг, они врезались в шкаф. Естественно, шкаф не выдержал такой атаки; проломились дверцы и полки. Содержимое полок посыпалось на головы борцов. Ал и падре синхронно взвыли.
— Хозяин! – вскрикнула Виктория, бросаясь к останкам шкафа, чтобы разгрести их и выкопать любимого Масту.
Но Алукард выбрался сам. Он был весь белый от просыпавшейся на него муки, от него несло уксусом, а в волосах застряли клочки засушенных трав.
Куча зашевелилась, и рядом появился Андерсон с кастрюлей на голове. Уксусом запахло еще сильней вперемешку с растительным маслом. Крякнув, Александер снял с себя кастрюлю. В отличие от Алу, в его волосах не было дивного гербария, только за ухом сиротливо торчала сломанная веточка базилики.
— Я…тебя…сейчас…убью…¬ — тяжело дыша, пропыхтел падре.
— Это…я тебя…убью… — так же ответил Алукард.
— А Интегра-сама убьет вас раньше, если мы сейчас же не приготовим блюдо, – подхватила Виктория.
— Какое блюдо? – вмешался Андерсон. – Этому вампиру сейчас не до блюд будет. Я из него сам блюдо сделаю: «бифштекс с кровью».
— Заткнись, фарш недоделанный! – вяло отмахнулся Алукард.
— Слушайте, падре, а давайте вы нам поможете, так быстрее получится, а потом делайте с хозяином что хотите.
— Мент, да ты никак сбрендила! Ты сама поняла, что щас сказала?!
— Точно его эта свинья раньше прикончит? – помолчав, поинтересовался Андерсон.
— Точно-точно! – закивала Виктория, полностью, игнорируя реплику Алукарда и его в целом. – Вы не успеете.
— Ладно, если такие обстоятельства…
Алу во второй раз за день впал в ступор.

***

— А почему так странно называется рецепт? – Алу резал лук, и из его глаз обильно текли слезы.
— Как странно? – Виктория разделывала картошку и тихонько ревела за компанию.
— «Ушное». Его, что, из ушей делают?
— Нет, хозяин, это просто такое название, — принялась втолковывать ему полицейская, боясь, что лорд может отрезать кому-нибудь уши из лучших побуждений.
Мимо прошел Андерсон, всадив в спину вампира пять серебряных вилок:
— Вот еще картошка, ее почистить надо.
— Мерси, любезный, — Алукард принял картошку, заодно оттяпав падре пару пальцев.
— Ой, Маста! А у нас чеснок кончился! – обыскав все шкафы, Целес устало остановилась посередине кухни. – В магазин бежать, что ли?
— Чеснок?! – передернуло Алукарда.
— Ну, там сказано, что нужно 2-3 зубчика чеснока.
— Что, правда? – с нереальным интересом спросил Алу. – Э-э-э, полиц,…то есть Виктория, я сам этим займусь, ладно? Сам достану, почищу и все такое…
— Маста, а вы не врете? – подозрительно посмотрела она на ангельское выражение лица вамипрохантера.
— Да я…да за кого ты меня принимаешь?! – возмутился он.
И тут же исчез, появился в своем подвале и набрал несколько килограммов чеснока. Появившись на кухне, Алу незаметно взял книгу и исправил «зубчики» на «головки». ( Интегра, надеюсь, тебе понравится)
— Порядок, полицейская, чеснок на месте.

Все было почти готово. Вот только…
— Маста! Маста! У нас небольшие проблемы… — пожаловалась Целес.
Она с Бернадотте сидела за столом и сотый раз перечитывала рецепт.
— Что там еще? – измученный Маста поплелся к Виктории.
— Короче, я читаю: «овощи положить с мясом в горшочки, залить бульоном…тра-та-та…¬тушить до готовности….В конце тушения добавить чеснок, закрыть горшочки тестом, защипать края, поставить в духовку, чтобы тесто зарумянилось». Маста! А у нас есть горшочки?
— Целес! Я тебе что, повар?! Думаешь, я кухню наизусть знаю?!
— Падре, как нам быть?! – Виктория подняла глаза на Андерсона.
— Прибить Алукарда, не откладывая! – с готовностью откликнулся падре.
— Падре, вы же обещали…. – всхлипывая, заныла Целес.
Все трое с ужасом уставились на нее.
— Ладно, — наконец обречено заявил Пип. – Я поищу где-нибудь эти горшочки, а вы пока готовьте тесто.
Всхлипывания полицейской стали стихать. Трое облегченно вздохнули.

***

— Ну, где ты так долго? – набросились горе-повара на Пипа, когда тот вернулся на кухню с какой-то сумкой. – Принес?
— Ага, — довольно кивнул Бернадотте. – А как ваше тесто?
— Вот.
Пип задумчиво уставился на кастрюлю.
— Это?
— А что тебя не устраивает? – насупилась Виктория.
— А ты уверена, что это тесто?
— А что это, по-твоему?
— Смахивает на клейстер.
— Слушай, ты! – угрожающе проговорила Целес. – Не смей учить профи! Да я в своей жизни столько… — тут она понизила голос и, обернувшись на хозяина, едва слышно прошептала, — пирогов с почками сделала, что тебе и не снилось! Так что из нас двоих мне лучше знать, как выглядит клейс…тьфу!…тесто!
— Ладно! Успокойся!
Виктория хмыкнула и отошла в сторону, лихорадочно соображая, что она могла намешать в кастрюле.
— БЕРНАДОТТЕ! – заорали два голоса одновременно.
Пип и Целес даже подпрыгнули от неожиданности. Андерсон и Алукард держали за ручки принесенную Пипом раскрытую сумку.
— Ты что принес?! – рычал вампир.
— Непроходимый болван, — чуть спокойнее констатировал падре.
— ТЫ ЧТО ПРИНЕС?!
— Горшочки, — недоуменно ответил Бернадотте.
— Идиот! – кипятился Алукард. – Ты что, детский сад ограбил?
— Не укради, – кратко молвил Андерсон и потянулся за ножами.
Оба с одинаковым выражением лица стали надвигаться на побледневшего Пипа.
АЛУКАРД!!!!!
Вампир замер и недовольно поднял голову.
— Хозяйка!
Все в панике заметались по кухне.
— Черт с тобой, Бернадотте, — проворчал вампир, вытаскивая из сумки горшочек, то есть ночную вазу, а, грубо говоря, ночной горшок, – на вот, стерилизуй посудину и клади сюда мясо с бульоном.
— Где рецепт? Я не помню, что делать дальше! – причитала Виктория.
— Что с тестом делать? – пытался вспомнить хоть что-то Алу.
Только падре преспокойно сидел неподалеку, насвистывал песенку и точил ножички.
— Что с тестом делать? — повторил Алукард.
— Им вроде надо накрыть горшочек… — неуверенно начала Целес. – Или защипать по краям…или…
— Короче, не мучаемся, — решил Ал. – Закатаем горшок в тесто и в духовку.
— Маста, а вы уверенны? – простонала в отчаянии полицейская.
— Как никогда…

***

Алукард гордо вносит в кабинет Интегры на подносе что-то шарообразной формы, пригорелое, подозрительного цвета.
— Хммм, — у хозяйки нет слов.
— Приятного аппетита!
— Э-э-э-э, Алукард, — Интегра проследила, как вампир поставил поднос перед ней, – и как, кхм, это называется?
— Это… — Алу замялся и покосился на новое слово в кулинарии.
Со стороны двери донесся взволнованный вздох. В замочной скважине заблестел чей-то глаз.
— Это «Ушной колобок», – выдал вампир.
— Нда? – подняла одну бровь хозяйка. – Иди сюда, садись.
— Не понял?
— Давай! – Интегра встала и уступила Алукарду место.
Ничего неподозревающий Алу послушно сел за стол.
— А теперь ешь это, — кивнула леди на «Ушной колобок».
— Что?!
— Ешь сказала!
— Но Маста… — залепетал Алу. – Знаете, я не голоден…
— ЕШЬ!!!
Алукард сглотнул и дрожащими пальцами взялся за приборы. Потом он вспомнил, как готовили «колобок» и ему поплохело. Сейчас вампиру больше всего хотелось попросить у Масты ее знаменитый пистолет, приставить к собственному виску и нажать на курок.

…За дверью трое помощников кашевара молча боролись за место у замочной скважины. Наконец, отпихнув Пипа и Целес, падре прильнул к отверстию.
— Мдааа… — разочарованно произнес он, — не успел…

Комментариев нет:

Отправить комментарий