Искать в блоге

21 июля 2011 г.

Укрощение или Азартные игры... высшего порядка. (ч. 17)

Автор: Ringo-chan
Бета: Ringo-chan
Название: Укрощение или Азартные игры... высшего порядка
Фендом: Yamato Nadeshiko Shichi Henge/Семь обличий Ямато Надэсико
Дисклеймер: поиграю и отдам
Предупреждение: возможен AU, ООC (хотя, например, Ранмару я именно таким себе и представляю), а также хентай и довольно мрачная концовка.
Пейринг: Ранмару/ Тамао/Рафу, ну, и плюс стандартный Сунако/Кёхей (хотя он будет постольку поскольку, так как планируется сиквел, посвящённый им)
Персонажи: основные – это Тамао, Ранмару и Рафу (ОС), плюс второстепенные: Такенага, Ной, Юки, Сунако, Кёхей, Одзё-сама (водитель Тамао), родители Тамао и Ранмару, Девушка из библиотеки Марон (ОС), Миро (ОС), Изанами (ОС), Блейз (ОС)
Жанр: романтика, драма, ангст, немного мистики в конце
Рейтинг: вообще, по ходу фанфика приблизительно PG, но есть отдельные главы, где NC-17
Размер: макси
Размещение: напишите в комменты, что взяли
Статус: заморожен на 18-й главе
От автора: Когда-то Ранмару дал Тамао обещание, что когда он полюбит её, то сразу ей об этом скажет. А она самой себе поклялась, что станет опытной женщиной, которая будет достойна Ранмару.
Прошло два года. И в жизни Тамао появляется другой. Сачио Рафу. Парень, который имеет все шансы увести у Ранмару его невесту. Кто победит? И сдержат ли они свои обещания? Что ж, скоро всё станет ясно...

17. Болезнь.

Когда Ранмару пришёл домой, его встретили ставшие уже привычными вопли.
- Блин, Сунако, я жрать хочу! Дай попробовать хоть кусочек! – Кёхей, как обычно, пытался стащить со стола что-нибудь вкусненькое.
- Убери руки! Здесь на всех, так что подожди, пока мы сядем за стол, – девушка ударила парня по рукам, не обратив внимания на его возмущённый возглас.
- Ну, Сунако! Я быстрее с голодухи подохну, чем они соизволят собраться, – продолжал канючить Кёхей, не оставляя попыток завладеть хоть кусочком.
- Вижу, тут у вас весело... – Ранмару вошёл в комнату, и возня возле обеденного стола мигом прекратилась. Оба так и застыли: Кёхей с протянутой к одной из тарелок рукой и Сунако с поварёшкой, явно собирающаяся заехать ей кое-кому по пальцам.
- Ну... как сказать... – промямлил ошарашенный Такано, глядя на мокрого до нитки и мрачного как тучи за окном Мори.
- Тогда не буду вам мешать.
- Сейчас будем ужинать... – робко подала голос Сунако.
- Без меня, пожалуйста, я не голоден, – Ранмару направился в свою комнату, но, услышав голос девушки, замер на полпути.
- Может, тогда принести тебе чаю с мёдом? Согреешься. Ты ведь весь промок, заболеешь... – Сунако не отрывала обеспокоенного взгляда от Мори. А тот, будто только сейчас заметив, что с него вода бежит ручьями, удивлённо замер, оценивая свой внешний вид. Да уж... всё-таки несколько часов под проливным дождём не прошли бесследно. Кажется, выжми он свою одежду, получится не меньше, чем десятилитровое ведро воды.
Кёхей зло зыркнул сначала в сторону Сунако, потом – Ранмару, который, поймав на себе этот взгляд, понял, что блондина лучше не злить. Даже удивительно, что сегодня он впервые за несколько дней такой добрый. Не стоит опять портить ему настроение.
- Нет, спасибо. Я, если мне что-то понадобится, лучше сам возьму.
Мори, не дожидаясь ответа, бегом поднялся по лестнице и закрылся в своей комнате. Быстро стянув с себя мокрую одежду, он отправился в душ. Обжигающие струи успокоили и согрели, вернув озябшим конечностям чувствительность. Переодевшись в сухое, парень упал на кровать и прикрыл глаза. Мысли путались, кружилась голова, жутко хотелось спать... Ранмару не стал бороться с одолевающей его дремотой, отдаваясь в её власть.
Прежде, чем провалиться в беспамятство, он подумал о том, что завтра, похоже, придётся идти и серьёзно беседовать с отцом. Ведь мужчины всегда выполняют свои обещания не зависимо от того, хотят они этого или нет...

***

- А, по-моему, он вполне в порядке! – ворчал Кёхей, плетясь следом за Сунако. – Подумаешь, промок под дождём. С кем не бывает. Может, очередная девица на свидание не пришла.
- Молчи, сияющее создание, – одёрнула парня девушка. – Я, конечно, могу плюнуть на всё и пойти в свою комнату, но если Ранмару заболеет, ухаживать за ним будешь ты.
Такано промычал что-то нечленораздельное, тем не менее не отставая от Накахары ни на шаг. На самом деле его тоже здорово беспокоило состояние друга. Тем более, судя по взгляду, который Мори бросил на них с Сунако, у главного дамского угодника их квартета явно что-то стряслось. И это что-то не исчерпывается промокшей под дождём одеждой. Но в то же время Кёхей не ожидал, что Накахара Сунако будет так беспокоиться о сияющем создании. Конечно, за то время, что они живут под одной крышей, они успели здорово сдружиться, но, например, за ним, Кёхеем, когда он болел, девушка в своё время ухаживала без особого рвения. Конечно, тогда и обстоятельства были другими, но всё же...
- Ранмару-кун, ты в порядке? – Сунако, постучавшись и не получив отклика, приоткрыла дверь.
Ответа не последовало. Тогда девушка робко заглянула в комнату. Ранмару спал, беспокойно ворочаясь во сне.
- Он спит... – задумчиво выдала Накахара.
- Вот и отлично. Пошли отсюда! – обрадовался Кёхей.
- Нет, подожди. Я всё-таки зайду.
Девушка быстрым шагом, чтобы не передумать, прошла к кровати, Такано по-прежнему неотступно следовал за ней.
- Ранмару-кун... – обратилась Сунако, чуть коснувшись плеча парня. Тот что-то невнятно пробормотал в ответ. – Ранмару... – она, дотронувшись, до его лба, тут же отдёрнула руку, будто обжёгшись, резко повернулась к отшатнувшемуся от неожиданности Кёхею и испуганно прошептала. – Сияющее создание... Кажется, у нас проблемы.
- Что такое? – парень тоже коснулся лба Ранмару и тут же инстинктивно отдёрнул руку. – Да на нём еду готовить можно! – кожа Мори была едва ли менее горячей, чем хорошо разогретая электрическая плита.
- Вот и я о том же... – не стала спорить девушка, от волнения забыв о том, что сияющее создание стоит так близко. – Похоже, у него жар. Нужно срочно вызвать врача.
Договаривала фразу она для самой себя: Кёхея, унёсшегося на поиски телефона, уже не было в комнате.

***

- К-как в больнице? – огорошенно прошептала Тамао, глядя на стоящего в дверях Юки. Парень был бледный, осунувшийся, с тёмными кругами под глазами от недосыпа. Вчера была сумасшедшая ночь.
- Вечером его на «скорой» увезли в больницу. Пневмония. Он вчера умудрился несколько часов под дождём пробыть, заработал переохлаждение и заболел. Это ещё хорошо, что Сунако вовремя забеспокоилась... – Юкинодзё ловко подхватил Тамао, у которой вдруг ослабели ноги. – Кикунои-сан, Вы в порядке?
- Я... – девушка позволила усадить себя на диван. – Всё хорошо. Правда. Только... кажется, это всё из-за меня.
Она едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Мало ей проблем, так ещё и Ранмару из-за неё заболел. Вот что ей стоило прийти вовремя, и все были бы счастливы. Но нет, мало того, что опоздала, теперь ещё из-за этого Ранмару теперь лежит в больнице, а сама она отделалась лёгким насморком. Как же несправедливо!
- Вы серьёзно? – удивился Юки.
- Да... он прождал меня, не дождался, а теперь вот заболел. Даже не знаю, как смотреть ему в глаза после этого...
- А Вы навестите его в больнице, поговорите, объясните всё.
Девушка подняла на него взгляд, полный грусти:
- Не думаю, что он захочет меня слушать.
Однако Юки её скепсис не впечатлил.
- Не волнуйтесь. Я думаю, он обязательно выслушает Вас. Правда, не сейчас... – на лицо юноши набежала тень.
- Вот... – Тамао воспользовалась его сомнениями для того, чтобы подкрепить свою уверенность относительно того, что жених её даже на порог своей палаты не пустит.
- Нет, не потому, что он не хочет говорить с Вами. Просто он пока что без сознания...
- Что? Вы это серьёзно? – Тамао подскочила с дивана. Не время рассиживаться. – В какой он больнице?!
Она была настроена решительно, поэтому спорить с ней было бесполезно, и Юки, вздохнув, продиктовал девушке адрес и вежливо с ней попрощался.
- Похоже, у них с Ранмару как всегда куча проблем... – пробормотал Тояма и направился в свою комнату. После вчерашней бессонной ночи, проведённой в больнице, жутко хотелось спать.

***

Палата была довольно просторная и встретила Тамао тишиной, нарушаемой лишь размеренной работой многочисленных медицинских приборов, к которым был подсоединён Ранмару. Стучаться она не стала, прекрасно зная, что не получит ответа, а потому просто зашла и села на стул рядом с кроватью.
- Здравствуйте, Мори-сан, – в тишине комнаты её голос прозвучал неожиданно громко и низко. Девушка, не сдержавшись, протянула руку и чуть сжала пальцы жениха, безвольно лежащие на простынях. Легонько стиснула и тут же отдёрнула, будто обжёгшись. Даже его пальцы горели огнём. – Ран...мару... – непроизвольно сорвалось с языка его имя.
Он никак не отреагировал. Черты слегка бледного лица оставались недвижимы. Только лоб чуть нахмурен, да дыхание прерывистое и хриплое, с неприятным свистом. Тамао провела ладонью по немного растрёпанным волосам. Мягкие... Откинула влажную прядь с горящего лба. Она вдруг ощутила такую нежность, что едва сдержалась, чтобы не подскочить к нему, крепко-крепко обнять, уткнуться лицом в его грудь и не отпускать. Но колоссальным усилием воли Кикунои всё-таки подавила этот порыв.
Это её вина, что он лежит здесь без сознания. Чудо ещё, что он свалился с температурой, когда пришёл домой, и Сунако вовремя забеспокоилась. А если бы Мори потерял сознание где-нибудь на улице? Что было бы тогда? Думать об этом не хотелось. Тамао грустно вздохнула и тряхнула упавшими на лицо волосами. Вчера её нашёл и привёз домой верный Одзё-сан. Для неё до сих пор было загадкой, откуда он всегда знает, где находится его госпожа. Если бы не её вовремя подъехавший водитель, может быть, она лежала бы в соседней палате. И винила бы в этом только себя и свою собственную глупость.
- Мори-сан, я дождусь, когда Вы придёте в себя, а потом мы поговорим, – прошептала девушка. – Надеюсь, Вы меня выслушаете. Иначе... Иначе я не знаю, что тогда будет!..

***

- Госпожа Кукинои? – окликнула девушку медсестра. Тамао подняла голову и сонно похлопала глазами. Кажется, она так устала, что уснула прямо в палате.
- Да? Вы что-то хотели? – девушку бросила быстрый взгляд в сторону жениха. По-прежнему безмятежное выражение лица. Он так и не очнулся.
- Да, госпожа Кикунои, Вас ждёт господин Кикунои. Он хочет с Вами поговорить.
Глаза Тамао испуганно расширились: о чём хочет побеседовать её отец? Она ещё раз посмотрела на Ранмару, с трудом подавила тяжёлый вздох и поднялась на ноги.
- Скажите ему, что я сейчас буду.
Медсестра, коротко кивнув, вышла, оставив девушку наедине с парнем.
- Я скоро приду, – прошептала она, будто он могу её услышать. На миг ей показалось, что он чуть приподнял бровь и улыбнулся, но, прождав ещё несколько мгновений и не увидев никаких изменений в выражении лица жениха, девушка решила, что это ей попросту померещилось. Ещё раз пообещав прийти сразу, как только освободится, Тамао вышла из палаты.
Едва она прикрыла дверь, как столкнулась нос к носу с отцом.
- Отец? – испуганно спросила девушка, вздрогнув от неожиданности.
- Тамао... – тон его голоса не предвещал ничего хорошего.
- Вы хотели поговорить со мной?
- Да, Тамао... Что всё это значит?
- Я не понимаю... – Тамао чувствовала, что отец чем-то не доволен, но никак не могла понять, чем именно.
- А что тут непонятного?! – он заговорил громче, будто забыв о том, что находится в больничном коридоре. – Ты хоть понимаешь, что ты делаешь?
- А что я такого делаю? – вскинула голову она.
- Не огрызайся, Тамао, – одёрнул её мужчина, отчего девушка, стыдливо потупилась. – Ты всё прекрасно понимаешь. Ты целых два дня пропадаешь не известно где, я волнуюсь, как там моя дочь, всё ли в порядке, а она двое суток провела в одной комнате с мужчиной. Как, по-твоему, это отразится на твоей репутации?!
- Отец, Мори-сан мой жених.
Глава семьи Кикунои несколько смешался, но быстро взял себя в руки.
- Я знаю, Тамао. Но, пойми, меня ведь волнует не только твоя репутация, хотя это тоже очень важно. Я беспокоюсь и о твоём здоровье. Сколько ты спала?
- Я... только что... – сбивчиво ответила девушка.
- Вот, – мужчина в подтверждение своих слов выставил вверх указательный палец. – А когда ты последний раз ела?
Словно в подтверждение этих слов у Тамао в животе заурчало.
- Я... – протянула она, пытаясь придумать слова для ответа.
- Хорошо если вчера, верно? – глава семьи Кикунои положил ладонь на плечо дочери и заглянул ей в глаза. – Тамао, я думаю, тебе стоит поехать домой. Когда он придёт в себя, нам сообщат, и ты приедешь, чтобы навестить его, – он сделал паузу, дожидаясь её ответа, но, не получив его и растолковав это как согласие, продолжил. – Я позову Одзё-сан, хорошо? – мужчина собрался было шагнуть в сторону выхода, но категоричный ответ Тамао пригвоздил его к полу.
- Нет.
- Что? – он, похоже, неправильно её понял.
- Я сказала, что никуда не поеду, отец.
Глава семьи Кикунои выглядел озадаченным. Прежде его дочь никогда не перечила ему.
- Ты... серьёзно?
- Да, отец, – голос девушки зазвучал громче. – Вы понимаете, что это из-за меня он в больнице, это я виновата! Если бы не я, он никогда бы не попал под дождь и не заболел так сильно. Поэтому я не могу уехать! Понимаете? Просто не могу! Я должна извиниться, иначе никогда не прощу себе этого, я и так сильно виновата перед Мори-сан... – она сделала небольшую паузу, чтобы набрать в грудь побольше воздуха. – Кроме того, я, как его невеста, обязана быть рядом со своим женихом, ухаживать за ним, если ему требуется помощь, – ну, в самом деле, не говорить же отцу, что она так любит Ранмару, что не находит себе места, беспокоясь о том, как он себя чувствует!
- Обязана, значит... – мужчина окинул дочь внимательным всё замечающим взглядом. Он всегда чувствовал, когда лучше надавить на человека, вынуждая его принять желаемое решение, а когда лучше пустить всё на самотёк. – Ну что ж... тогда оставайся.
Тамао просияла.
- Спасибо, отец.
- Да ладно, чего уж там, – глава семьи Кикунои небрежно махнул рукой и пошёл прочь, бросив через плечо слова прощания. – Надеюсь увидеть тебя как можно скорее.
- Угу, – кивнула Тамао. – До встречи. И... спасибо за понимание.
Последние слова она добавила почти шёпотом и, потянув за ручку, открыла дверь в палату.

***

Всё это время Ранмару будто плыл по волнам. Временами наступал штиль, когда он безмятежно бороздил бескрайние морские просторы, порой его затягивало в шторм, когда казалось, что, как только всё закончится, Мори непременно не досчитается пары конечностей. Иногда он слышал голоса, прикосновения, какие-то звуки, но они звучали тихо и откуда-то издалека, будто в ушах у Ранмару были беруши. Изредка наступало прояснение, и в такие моменты он чётко осознавал, кто он и что с ним происходит, но чаще парня одолевали какие-то странные бредовые видения, которые иной раз были похуже самых кровавых ужастиков, столь любимых Сунако.
В себя он пришёл внезапно, будто вынырнул на поверхность после долгого погружения под воду. Открыв глаза, парень удивлённо огляделся по сторонам, не понимая, где он и почему. Но потом, изучив стерильно-белый потолок и стоящие на столике подле его постели и вдохновенно гудящие о чём-то своём приборы, Ранмару наконец догадался, что он, похоже, в больнице. «Наверное, я заболел после того, как провёл несколько часов под дождём, – вяло подумал парень. – Надо будет позвонить отцу, поговорить насчёт моей невесты...»
Донёсшийся до его ушей голос Тамао заставил парня прислушаться. Она беседовала с каким-то мужчиной, похоже, отцом. Слышно было плохо, но говорящие с каждой минутой всё повышали голос, и вот, Мори уже смог различить отдельные фразы.
- Я сказала, что никуда не поеду, отец.
Кажется, на несколько мгновений говоривший потерял дар речи, потому как пауза несколько затянулась.
- Ты... серьёзно? – всё-таки задал вопрос господин Кикунои.
- Да, отец, – голос девушки зазвучал громче. – Вы понимаете, что это из-за меня он в больнице, это я виновата! Если бы не я, он никогда бы не попал под дождь и не заболел так сильно. Поэтому я не могу уехать! Понимаете? Просто не могу! Я должна извиниться, иначе никогда не прощу себе этого, я и так сильно виновата перед Мори-сан... – на несколько мгновений воцарилась тишина, потом Тамао продолжила: - Кроме того, я, как его невеста, обязана быть рядом со своим женихом, ухаживать за ним, если ему требуется помощь.
Она опять замолкла, явно не в силах справиться с накатившими на неё эмоциями. Её отец ещё что-то говорил ей, но Ранмару не слышал. Он лежал не в силах пошевелиться, никак не желая поверить в то, что услышал всё верно. По её вине... Значит, он чувствует себя виноватой. Значит, она пришла к нему только из-за чувства вины и по обязанности... Тогда получается, что она и не собиралась приходить тогда, и он зря её ждал. Выходит, Тамао всё решила и так и не смогла его простить... Парень крепко-крепко зажмурился, отгоняя горестные мысли, но это мало помогло. Он, никогда не знавший отказа, он, никогда по-настоящему не любивший ни одну женщину, был отвергнут той, которая стала для него самым дорогим человеком на свете. И она, будто ей этого мало, пришла к нему в больницу, чтобы посмеяться, извинившись. Как же это...
Хотелось кричать, но Мори, сжав зубы, сдержался. И только его пальцы так крепко сжали простыню, что послышался треск рвущейся ткани...

***

Тамао зашла в палату и увидела, что Ранмару, кажется, по-прежнему без сознания. Она подошла к его постели и поправила сбившееся одеяло, но прозвучавший в этот момент голос заставил её вздрогнуть.
- Уходи... – такой холодный и безжизненный тон...
Девушка испуганно посмотрела на своего жениха. Парень ответил ей таким безразличным взглядом, что ей стало страшно.
Он пришёл в себя! Наконец-то, наконец-то она может объяснить ему всё! Но... почему он так смотрит на неё? Будто она пустое место.
- Я...
- Уходи! – громче повторил Ранмару.
- Мори-сан, я...
- Я не хочу тебя ни слышать, ни видеть!
- Но... – девушка никак не могла поверить в то, что он её выгоняет.
- Тамао, уйди, уйди, пожалуйста, очень тебя прошу... – тон сменился на жалобный. Почему-то ей показалось, что он вот-вот заплачет.
- Я... – Тамао поняла, что не сможет сейчас ничего сказать. Он просто не услышит её. – Хорошо, – она быстрым шагом прошла к двери и, ни разу не обернувшись, вышла в коридор.
Неужели он так сильно обиделся на неё, что теперь не хочет даже видеть? Тамао медленно брела по коридору, не понимая, куда и зачем она идёт. Ей было так обидно и больно, что хотелось на чём-нибудь выместить свою боль. Разбить вазу... или порвать какой-нибудь буклет на сотню маленьких кусочков...
А потом она вдруг резко застыла на месте, окаменев от охватившей её догадки. Ей вдруг вспомнились слова Ранмару, которые он произнёс, когда предлагал им попробовать начать всё с начала.
«Я буду ждать тебя в течение получаса. Если ты не придёшь, значит, это и будет твой ответ. Значит, ты никогда не сможешь меня простить и всё, что нам останется, это расторгнуть помолвку и забыть о существовании друг друга».
Так вот оно что! Тамао, почувствовав слабость в ногах, приникла к стене, прижавшись пылающим лбом к прохладной штукатурке. Значит, для него было очень важно, чтобы она пришла. А она-то наивно полагала, что всё ещё можно поправить. А выходит, что уже слишком поздно...
- Девушка, Вам плохо? – спросила незнакомая медсестра. – Может, Вам валокардину накапать?
- Н-нет, спасибо, – побледневшая Тамао, очнувшись от своих мыслей, стала медленно приходить в себя, её лицу постепенно возвращался нормальный цвет. – Мне уже лучше.
Она, чуть пошатываясь, медленно побрела прочь от застывшей с удивленным видом медсестры, села на какую-то скамейку и, прикрыв глаза, провалилась в сон.

***

Когда она ушла, Ранмару почувствовал себя так мерзко, будто ударил котёнка, который доверчиво к нему ластился. Но он тут же отогнал прочь эти мысли. Видеть её сейчас он и правда не хотел. Не желал слышать её извинения, видеть виновато опущенный взгляд. Мори никак не мог понять, откуда у его невесты такое лицемерие. Сама сделала выбор, а теперь не желает с ним смириться. Ранмару попытался пошевелиться, но только тяжёло закашлялся. Зачем, зачем она пришла? Неужели не понимает, что делает ему этим только больнее? С губ сорвался тяжёлый вздох. И угораздило же его заболеть! Ведь теперь, лёжа в больнице, он не сможет никуда деться от мыслей о своей невесте. Ранмару горестно усмехнулся, поправляя себя. Бывшей невесте...
С этой горькой мыслью он опять провалился в беспамятство...

***

- Ну, может, его всё-таки можно выписать пораньше? – никак не унимался Юки, цепляясь за рукав лечащего врача Ранмару.
- Нет, молодой человек, это исключено, – мужчина из последних сил старался сохранить невозмутимое выражение лица, но с каждой минутой ему это удавалось всё хуже.
- Но почему? – не унимался Юки. – Он будет встречать рождество в больнице, думаете, ему очень хочется этого?
- Поймите, молодой человек, мне тоже не очень-то хочется дежурить в праздники, но работа есть работа. Это касается и Вашего друга. Мы не можем отпустить его пораньше. Он был серьёзно болен, поэтому во избежание осложнений следует оставить его ещё как минимум на неделю. Мы и так выписываем его на пять дней раньше положенного.
- Но... – не унимался Юки.
- Никаких «но». До двадцать шестого декабря Мори Ранмару из нашей больницы никуда не уйдёт. Если, конечно, вы не хотите, чтобы у него началась какая-нибудь патология.
Против такого веского аргумента у Тоямы возражений не нашлось, поэтому он, смирившись, коротко кивнул и, попрощавшись, вышел из кабинета.
В коридоре его тут же окружили остальные.
- Ну как? – задал вопрос Такенага, впрочем, увидев мрачное выражение лица друга, сам придумал ответ.
- Они его не отпускают, – угрюмо буркнул Юки.
- Но почему? – возмутился Кёхей.
- Потому что не хотят, чтобы у него развилась какая-нибудь патология.
- Это ща у кого-то другого патология разовьётся!.. – воинственно воскликнул Такано, бросаясь к двери, из-за которой только что вышел Юки.
- Кёхей, успокойся! – попытался сдержать его Такенага, пропустив руки под плечами блондина и позволив ему только гневно сучить в воздухе ногами.
- Да хрен вам! Не собираюсь я успокаиваться! – Такано не оставлял попытки освободиться из плена рук Оды. – Мы чё, зря сюда пришли, что ли? Я, между прочим, из-за вас даже позавтракать не успел, принёсся вслед за вами ни свет ни заря, а какой-то придурок в белом халате будет мне отворот поворот давать!
- Ну и оставался бы дома! – зло буркнула Ной.
- Что?! – по новой взвился парень.
- Успокойся, Кёхей! – в голосе Такенаги слышна была сталь. Такано почувствовал, что, похоже, дело пахнет жареным и замолк, притихнув.
- Вы лучше подумайте, что нам делать дальше, – озвучил главную проблему Юки.
На какое-то время все замерли, обдумывая вопрос, а потом радостно сияющая Ной выдала:
- А почему бы нам не устроить праздник прямо в больнице?
Остальные вначале опешили.
- Что?!
- Ну... ёлку, конечно, можно не наряжать, хотя продаются, например, маленькие, которые можно на стол поставить. Накроем стол, устроим конкурсы, подарим друг другу подарки... – продолжила девушка уже не так уверенно.
- А почему бы и нет? – первым её поддержал Такенага.
- И впрямь отличная идея, – одобрил Юки.
Кёхей от ответа воздержался, прикидывая, хватит ли ему еды, если её будут готовить на вынос, поэтому взгляды всех присутствующих синхронно устремились в сторону Сунако. Та инстинктивно сделала шаг назад и безапелляционно заявила:
- Я пас.
- Но почему? – надулась Ной.
- Я буду окружена сияющими созданиями, вокруг будут чужие люди, они будут на меня смотреть... Не хочу!
- Да Ранмару один в палате!
- Всё равно не поеду. Мне надо подарить подарок Хироси. Хочу сделать это ровно в полночь.
- А по мне пусть и не едет. Главное, чтобы пожрать приготовила. Опять же, если не поедет, мне больше останется, – обрадовался такому повороту Кёхей.
- Отлично! Сияющее создание, если вы оставите меня в покое, я приготовлю тебе целое блюдо креветок, – ухватилась за подвернувшуюся так кстати возможность Сунако.
- Так, ребята, Сунако с нами не идёт! – обрадовался Такано, уже предвкушая удовольствие, которое получит, поедая креветки. – Накахара, я тебя обожаю! – от переполнивших его чувств он порывисто обнял девушку, отчего та, в очередной раз завопив что-то про сияющее создание, упала в обморок.
Когда Сунако привели в чувство, Ной, с неохотой смирившаяся с тем, что брюнетка останется дома, принялась обсуждать грядущее торжество.
- И надо непременно позвать Тамао. А то как-то неправильно: рождество, а невесты Ранмару нет, – подвела итог девушка, и все с ней согласились.

***
Он не видел её уже больше двух недель. С того самого дня, как попросил её уйти. Она выполнила его просьбу, но Ранмару уже успел десять раз пожалеть, что, поддавшись порыву, сказал те слова. Обида, однако, никуда не делась, и он сам не знал, как будет вести себя с ней при встрече.
- Ну что, как самочувствие? – вошедший в палату врач отвлёк парня от его мыслей.
- Нормально, – пожал плечами Мори.
- Это хорошо.
После короткого осмотра мужчина занёс данные в историю болезни и невзначай заметил:
- Тут Ваши друзья, Мори-сан, приходили, – врач сделал ещё несколько пометок в документе.
- Я знаю, они заходили ко мне.
- Просили у меня выписать Вас до двадцать пятого.
Ранмару хмыкнул. Похоже, ребята не желали оставлять эту заранее обречённую на провал идею. Он и сам просил выписать его пораньше, но получилось урезать срок пребывания в больнице только на пять дней. А как же хотелось выйти на улицу, вздохнуть полной грудью свежий воздух... А ещё он желал учиться. Мори и представить не мог, что соскучится по школе так сильно! И Тамао... Ему всё-таки безумно хотелось её увидеть. Не говорить, нет, разговаривать он с ней не хотел. Не смог бы. Просто увидеть.
- И? – спросил парень, заранее зная ответ.
- И я им отказал. По той же причине, что и Вам.
- Ясно, – с деланным безразличием произнёс Ранмару.
- Не обижайтесь, Мори-сан. Вы уже взрослый человек и должны понимать, что Ваше здоровье важнее, чем какое-то там рождество. Их ещё будет много в Вашей жизни, если здоровье не подкачает. Понимаете меня?
Ранмару коротко кивнул. Понимать-то он понимал, но кто захочет остаться один-одинешенька в больнице в сочельник?
- В общем, надеюсь на Ваше благоразумие, Мори-сан, – врач встал, давая понять, что он сообщил своему пациенту всё, что хотел. – И, да, – вспомнил он уже в дверях, – к Вам тут девушка пришла. Ваша невеста. Пустить?
Ранмару не знал, радоваться ему или злиться. При упоминании имени его невесты он ощутил целую гамму разнообразных чувств, так что было очень сложно вычленить что-то одно.
- Да, конечно, – стараясь сохранять спокойствие, ответил парень. Врач, кивнув вышел.
Тамао очень нервничала, никак не решаясь войти. С того дня, как Ранмару сказал, что не хочет её видеть, прошло уже больше двух недель. Конечно, он могла прийти раньше, но слишком боялась, что он ещё раз укажет ей на дверь. И сейчас, протягивая дрожащую руку к дверной ручке, девушка боялась даже представить, чем может закончиться их беседа, но она очень хотела поговорить с ним, объяснить всё. Остаётся только надеяться что всё будет хорошо.
Набравшись таки смелости, робко постучав и дождавшись приглашения войти, Кикунои открыла дверь и вошла в палату. Ранмару встретил её лишённым эмоций взглядом, облокотившись на подушки, чтобы удобнее было сидеть.
- Здравствуйте Мори-сан... – робко начала девушка.
- Здравствуйте, Кикунои-сан. Что-то хотели? Или же это простая формальность? Если второе, то, право, не стоило себя утруждать. Поверьте, посторонний человек не стоит таких усилий.
Как же, оказывается, сильно он обижен. Услышав его короткую речь, Тамао растеряла все слова, которые хотела сказать ему до этого.
- Я... – пролепетала она, нервно комкая край платья. – Я...
- Вы... – будто насмехаясь, отозвался он. – Что вы хотели, госпожа? Извиниться? Но я уже, кажется, сказал Вам, что не стоило тратить своё время на подобные пустяки. Я не стою этого.
Похоже, ей не стоило приходить. Всё равно он не будет её слушать. Ранмару слишком обижен на неё, поэтому сейчас бесполезно даже пытаться оправдать себя в его глазах.
- Я... – снова начала Тамао, чувствуя, что ещё чуть-чуть, и она, разрыдавшись, убежит прочь. – Я просто хотела Вас увидеть, Мори-сан. И поговорить. Но раз уж Вы не хотите меня слушать, я, пожалуй, пойду. До встречи.
Её голос дрожал, но Ранмару не обратил на это внимания.
- Отлично. До встречи, госпожа Кикунои.
Она, коротко кивнув, снова взялась за ручку двери и вышла из палаты. Напоследок девушка оглянулась и бросила на парня грустный взгляд. Он так и не простил её. Но Тамао его не винила. Для него было очень важно, чтобы она пришла. И теперь поздно искать какие-то оправдания. Сделанного не воротишь. К тому же, если Ранмару узнает, почему она опоздала, то никогда не простит её. И наверное будет прав.
Тамао, низко опустив голову, пошла прочь от палаты, где лежал её жених. Нужно было возвращаться домой.
А тем временем Ранмару, лёжа на больничной койке, в очередной раз тихо чертыхнулся. «Зачем, зачем ты пришла?» - спросил сам у себя он. Не видеть её было больно, но видеть оказалось ещё больнее. Особенно теперь, когда он знал, что единственное, что заставляет его быть рядом с ним сейчас – это чувство вины и обязанность.

***

- Так ты пойдёшь? – в который раз спросила Ной.
- Да... – Тамао понимала, что отказаться всё равно не получится, поэтому послушно согласилась.
- Отлично! – Касахара радостно захлопала в ладоши. – Тогда ждём тебя у нас в шесть часов, а потом все вместе поедем в больницу.
- В больницу? – удивлённо переспросила Тамао.
- Да, – кивнула Ной. – А я разве не сказала? Мы решили поддержать Ранмару и устроить ему праздник. Ты как, не против?
- Нет, что ты, конечно же я пойду! – поспешила заверить подругу Кикунои. Однако сердце сжала ледяная рука страха: как-то состоится её очередная встреча с Ранмару?..

***

Рождество прошло отвратительно. По крайней мере, для Тамао. Ранмару по-прежнему не желал даже смотреть в её сторону, а, когда она заговаривала с ним, делал вид, что не слышит или так занят, что ответить ну никак не может. И, в конце концов, девушка оставила всякие попытки побеседовать с ним, надеясь, что, парень скоро отойдёт и сможет выслушать её. Это рождество она встретила в молчании, сидя рядом с постелью Ранмару, который активно болтал с остальными, не замолкая ни на минуту.
- Кстати, а где Кёхей? – как бы между прочим поинтересовался Мори у Юки, с удовольствием жуя какой-то бутерброд.
- Ну... он остался дома? – Тояма слегка покраснел.
- Серьёзно?
- Да... – смутился ещё больше Юки.
- А почему?
- Сказал, что плохо себя чувствует, поэтому он решил отоспаться.
- Ну-ну... – фыркнул Ранмару. – Надеюсь, им с Сунако будет весело... Она ведь, как я понимаю, тоже дома осталась?
- Угу.
«Да... Надеюсь, что хотя бы у этих двоих всё будет хорошо...» - Мори и правда очень этого хотел. Он исподтишка бросил взгляд на свою невесту, забившуюся в угол. Парень очень хотел подойти к ней, обнять, сказать, что всё будет хорошо... Но Ранмару и сам понимал, что это будут просто слова. Мори всегда знал, что она любит не его, а тот образ, что придумала когда-то. И после того, как он поцеловал её и ляпнул те гадкие слова... Наверное она поняла, что он не её герой. Поэтому и не пришла тогда. А узнав, что он заболел, почувствовала себя виноватой и решила навестить его в больнице. Да... наверное так всё и было. Значит, едва он позволит ей извиниться, как всё тут же закончится. И они больше никогда не увидятся. Разве что случайно на каком-нибудь официальном приёме... Ранмару подавил тяжёлый вздох. Парень знал, что хвост лучше рубить сразу. Но как же не хотелось это делать! Пусть это жуткая мука, хотеть быть рядом с ней и знать, что этого никогда не будет, но эту муку не хотелось прекращать, потому что только так он сможет видеть её. Хотя бы просто видеть.
Мысли Ранмару были грубо прерваны, когда Ной, сидевшая до сих пор возле Такенаги и мило с ним болтавшая, вдруг встрепенулась и заявила:
- А давайте танцевать!
- Я не буду, – тут же отказался Мори.
- Почему? – надула губки девушка.
- Не хочу.
- Ну и ладно, – не стала уговаривать его Касахара. – Нам и пятерым будет весело, да?
- Я тоже не буду... – для танцев у Тамао сейчас совсем не было настроения.
- Но... почему? – опять спросила не скрывающая своего огорчения Ной.
- Просто... не люблю танцевать... – услышав многозначительное хмыканье жениха, девушка поспешила добавить: – Да и настроения что-то нет...
Касахара, многозначительно посмотрев на сидящих недалеко друг от друга Ранмару и Тамао, улыбнулась и переключилась на остальных, с готовностью отозвавшихся на его просьбу.
Тамао осталась сидеть рядом со своим женихом. Оба молчали.
Это был её шанс. Необходимо было решиться и заговорить с ним. Сейчас Ранмару обязательно выслушает её, у него просто не будет другого выхода.
- Мори-сан, я...
- Опять хотите извиниться?
- Нет, я хочу Вам объяснить...
- Что объяснить? Почему ты не пришла?
- Да...
Девушка замерла, когда он вплотную приблизился к ней, коснувшись грудью её плеча.
- Не надо, Тамао. Слышишь? Не надо. Я знаю, что ты мне скажешь, так что не стоит зря сотрясать воздух. Я не хочу сейчас об этом говорить. Давай позже. После того, как я поговорю с отцом.
- О ч... чём?.. – голос сорвался на хрип.
- О том, что всё закончится.
- Что?
- Ты не пришла тогда, Тамао, значит, ты сделала свой выбор. Значит, я скажу отцу, что...
Договорить он не успел. К ним подлетела Ной и защебетала что-то о том, как она всё-таки рада, что они помирились и как же хорошо они смотрятся вместе. Когда Касахара снова отправилась танцевать с Такенагой, оставив влюблённых наедине, они ещё какое-то время сидели в молчании, а потом Ранмару опять подал голос.
- Так вот, я не договорил. Я хочу поговорить с отцом по поводу...
Зазвонил телефон. Ранмару чертыхнувшись, полез за трубкой: звонил отец.
- Да?
- Ранмару? – послышался жизнерадостный голос из трубки.
- Я слушаю.
- Сынок, как ты себя чувствуешь?
- Нормально. Двадцать шестого меня выписывают.
- Уже через два дня? Отлично! Значит, я вовремя подсуетился. Слушай, Ран, у меня для тебя есть замечательное предложение...
Ранмару, не перебивая, выслушал всё, что сказал ему отец, однако с каждым мгновением его лицо вытягивалось всё больше и больше. Когда же на другом конце трубки отключились и Мори отложил телефон в сторону, он ещё долго сидел со слегка ошарашенным видом.
- Что-то случилось? – не выдержала наконец Тамао.
- Д-да... – парень принялся задумчиво теребить прядь у левого виска. – Кажется, мой отец сошёл с ума.
Девушка, по-прежнему не понимая, что случилось, внимательно на него посмотрела.
- В смысле?
- Он хочет, чтобы мы отправились в путешествие.

Комментариев нет:

Отправить комментарий