Искать в блоге

21 июля 2011 г.

Укрощение или Азартные игры... высшего порядка. (ч. 16)

Автор: Ringo-chan
Бета: Ringo-chan
Название: Укрощение или Азартные игры... высшего порядка
Фендом: Yamato Nadeshiko Shichi Henge/Семь обличий Ямато Надэсико
Дисклеймер: поиграю и отдам
Предупреждение: возможен AU, ООC (хотя, например, Ранмару я именно таким себе и представляю), а также хентай и довольно мрачная концовка.
Пейринг: Ранмару/ Тамао/Рафу, ну, и плюс стандартный Сунако/Кёхей (хотя он будет постольку поскольку, так как планируется сиквел, посвящённый им)
Персонажи: основные – это Тамао, Ранмару и Рафу (ОС), плюс второстепенные: Такенага, Ной, Юки, Сунако, Кёхей, Одзё-сама (водитель Тамао), родители Тамао и Ранмару, Девушка из библиотеки Марон (ОС), Миро (ОС), Изанами (ОС), Блейз (ОС)
Жанр: романтика, драма, ангст, немного мистики в конце
Рейтинг: вообще, по ходу фанфика приблизительно PG, но есть отдельные главы, где NC-17
Размер: макси
Размещение: напишите в комменты, что взяли
Статус: заморожен на 18-й главе
От автора: Когда-то Ранмару дал Тамао обещание, что когда он полюбит её, то сразу ей об этом скажет. А она самой себе поклялась, что станет опытной женщиной, которая будет достойна Ранмару.
Прошло два года. И в жизни Тамао появляется другой. Сачио Рафу. Парень, который имеет все шансы увести у Ранмару его невесту. Кто победит? И сдержат ли они свои обещания? Что ж, скоро всё станет ясно...

16. Ирония судьбы.

- Кикунои-чан, тебя в медпункт вызывают! – окликнула её одна из одноклассниц, вбежав в класс и остановившись возле парты, за которой сидела с задумчивым видом Тамао.
- Что? Зачем?
- Не знаю. С сегодняшнего дня там новый врач, и она сказала, что хотела бы поговорить с тобой.
- Хорошо. Я сейчас.
Тамао встала со своего места и направилась прочь из класса. Странно... Для чего врачу понадобилось беседовать с ней? Будь Кикунои старостой, это ещё можно было бы хоть как-то объяснить – может, нужно было сообщить что-нибудь, связанное с прививками или медосмотром. Но девушку никогда не назначали на эту должность, да и болезней у неё никаких вроде не наблюдалось... Так что от неё понадобилось новому врачу?
Звонок уже прозвенел, поэтому школьные коридоры опустели, и быстрые шаги Тамао гулким эхом отражались от стен, но она только ускоряла шаг. Остановившись перед дверью, она глубоко вздохнула, решаясь, и робко постучала.
- Да? – послышался мелодичный голос с другой стороны.
- Вы вызывали меня? – Тамао вошла в медпункт.
- Кикунои-сан? – поинтересовалась женщина, оторвав взгляд от бумаг на бесшумно прикрывшую за собой дверь девушку. Кикунои во все глаза уставилась на неё. По-кошачьи раскосые изжелта-зелёные глаза, насмешливые, хитрые. Правильные черты лица, с которого не сходит улыбка, тоже какая-то своеобразная, с долей лукавства. Роскошная грива огненно-рыжих волос, кажется, попади на них хотя бы самый маленький лучик солнца, и тут же ослепнешь.
- Д-да, это я... Вы что-то хотели?
- Да, Кикунои-сан. Меня зовут Блейз О’Райан, я ваш новый врач.
«Какая она яркая. Да и фамилия... Американка?»
- Ирландка, – словно прочитав мысли девушки, отозвалась женщина. Тамао ещё раз окинула её взглядом с головы до ног. И впрямь чистокровная ирландка. – Ты присаживайся, в ногах правды нет.
Кикунои послушно села на предложенный стул, сложив руки на коленях. Почему-то она чувствовала странное смущение. Блейз тем временем вернулась к своей работе, будто напрочь забыв о посетительнице.
- Так зачем Вы меня позвали? – не выдержав пятиминутного молчания спросила девушка.
- Хотела с тобой поговорить.
- И о чём же?
Блейз ответила не сразу. Отложив в сторону исписанные листы, она довольно долго смотрела на Тамао своими насмешливыми янтарными глазами, накручивая длинный отливающий красным локон на тонкий пальчик с идеальным маникюром. Потом, обнажив белоснежные зубки с по-кошачьему остренькими клыками, отозвалась:
- А сама-то ты как думаешь? – не нравилась Тамао эта женщина. Не потому, что насмехается ей в лицо, хотя и поэтому тоже, а из-за того, что было в этой ирландке что-то... неправильное. Будто она специально сюда явилась только для того, чтобы поиздеваться над ней, Тамао.
- Не имею не малейшего понятия!
- Фи, как грубо! – Блейз по-детски обиженно надула пухлые губки. – А Ран-чан говорил, что его невеста очень воспитанная девушка. Ты точно Тамао Кикунои?
Несколько мгновений опешившая от слов женщины Тамао не знала, что ответить. Потом медленно произнесла:
- Вы не ошиблись, я действительно Тамао Кикунои, но... какое отношение Вы имеете к моему жениху? – она спросила это, прекрасно зная, что услышит в ответ, но отчаянно не желая верить, что её догадка верна. Ведь Ранмару говорил ей вчера, что расстался со всеми. Неужели... неужели отвергнутая любовница пришла для того, чтобы отомстить ей?
- Ну... милая... – красивые губы Блейз расплылись в лукавой улыбке, – самое непосредственное... мы, видишь ли, любовники.
- Это ложь! – непроизвольно вырвалось у Тамао. Она тут же прикусила язык, отругав себя последними словами за несдержанность, женщина же лишь картинно приподняла красивую бровь, не отрывая удивлённого взгляда от собеседницы.
- Уверена? – похоже, Блейз получала особое удовольствие, видя смущение девушки.
- Д-да... – однако голос её дрожал и звучал тихо-тихо, едва слышно.
Рыжеволосая рассмеялась и посмотрела на Тамао. В смеющихся жёлто-зелёных глазах читалась неприкрытая издёвка.
- Он... сказал мне... – пустилась в сбивчивые объяснения девушка.
- Сказал? – удивлённо протянула женщина, а потом, всплеснув руками, рассмеялась. – Какая прелесть! Он ей сказал. Милая, если верить всему, что говорят мужчины, то очень скоро можно довольно сильно обжечься. Помнится, когда мы с ним познакомились, он мне тоже говорил комплименты, клялся в вечной любви... – Блейз мечтательно чуть сощурила глаза. – Да... что-что, а ухаживать он умеет, а как красиво подбирает слова!.. Даже я, много на своём веку повидавшая, не устояла. А каков он в постели!.. – женщина, будто спохватившись, замерла, а потом, продолжая всё так же хитро улыбаться, одернула себя. – Боже, что я говорю? Ты ведь наверняка и без меня прекрасно знаешь об этом!
Кикунои резко встала, чувствуя, как румянец заливает не только щёки, но и всё лицо, шею и даже грудь. Что за странная женщина?! Зачем она рассказывает подобные вещи? Подумаешь, когда-то встречалась с женихом Тамао. Ну и что? Ведь сейчас они не вместе... Однако самовнушение мало помогало. Девушке отчаянно хотелось сказать что-нибудь похлеще, что-то такое, что заставило бы эту рыжую проглотить свою мерзкую плутоватую улыбку и застыть с пришибленным видом. Но таких слов Тамао не знала, а потому лишь молча стояла, сжав до боли кулаки, закусив губу, старясь дышать как можно ровнее и спокойнее.
- З-зачем Вы мне это рассказываете? – совладав наконец с голосом, спросила девушка.
- Ну... – Блейз замялась. – Просто так. Нравишься ты мне, – она лукаво подмигнула собеседнице, мол, теперь у нас есть общая тайна. – Ну так что там насчёт постели? Скажи же, хорош.
- Вы... вы... – Тамао лихорадочно подбирала слова. Пристойные, печатные слова, а не те, что, подслушанные как-то у слуг, упрямо лезли в голову.
- Как мило ты покраснела! – будто только что заметив смущение Кикунои, восхитилась рыжеволосая, всплеснув руками. – Неужели... Неужели у вас ещё так далеко не зашло? Правда, что ли? Ни за что не поверю, чтобы Ранмару так тянул с этим делом, – казалось, женщина никак не может поверить в верность своей догадки. Но, окинув Тамао оценивающим взглядом, она с лёгким пренебрежением в голосе продолжила. – А, ну да, ты же у нас примерная девочка, верно? Поэтому с тобой он никогда не решится на подобное до свадьбы. Но, милая, мужчины крайне примитивные существа. Если не хочешь, чтобы он бегал налево, не строй из себя недотрогу. Платоническая любовь – это, конечно, замечательно, но хороший секс ещё никому не повредил. Тем более Ранмару у нас – мальчик темпераментный, и, если ты хочешь удержать его, то стоит пересмотреть свои приоритеты. Если хочешь, могу дать пару ценных советов. Вот, например, есть у него родинка на левой ключице в форме звёздочки. Так вот, если его поцеловать в эту родинку... – Блейз осеклась, заметив, что Тамао опустила голову и теперь стоит, едва сдерживая гневную дрожь. – Или ты в них не нуждаешься?
- Зачем Вы пришли сюда? Ревнуете?
Блейз звонко, от всей души рассмеялась. Тамао, не ожидавшая такой реакции, удивлённо смотрела на женщину.
- Ну да, ну да. Просто скриплю зубами от ревности! – она, вдруг резко посерьёзнев, заговорила. – Да больно нужно мне ревновать кого-то. Не спорю, провести с ним ещё пару ночей я бы не отказалась, но мне не нужны никакие обязательства, поэтому и для ревности нет никакого повода.
- Тогда зачем?..
- Зачем я пришла сюда? – перебила её Блейз. Получив утвердительный кивок, она сообщила: – Да просто посмотреть на тебя захотелось! На такую милую доверчивую девочку. Если хочешь знать, я ожидала чего-то... более колоритного. Даже не знаю, что он в тебе нашёл... Такая примерная, правильная, что даже скулы сводит. Лично я бы повесилась от тоски через неделю после свадьбы. Впрочем, вполне возможно, что он поступит точно так же...
- Кто Вы такая, чтобы оскорблять меня? – всё-таки не выдержала Тамао. Блейз застыла с приоткрытым ртом, так и не договорив. Таращилась на девушку с пару минут, а потом, вернув себе дежурную с хитрецой улыбку, усмехнулась:
- Оскорблять? Милая, на правду не обижаются.
Бесполезно. С этой женщиной бесполезно разговаривать. Она слышит только себя. Тамао, чувствуя, что вот-вот сорвётся, вдохнув в грудь побольше воздуха, выдала:
- Я, пожалуй, пойду...
- А что так? – Блейз наивно похлопала ресницами. – Я не сказала тебе ничего жуткого. Только правду...
- Приятно было с Вами познакомиться, – да, ложь никогда ещё не давалась так легко. Тамао сделала первый шаг по направлению к двери.
- Всё-таки уходишь? – Блейз опять мастерски изобразила обиду. – А ведь я ещё только начала. Знаешь, вот будь ты чуть порешительнее. Или пооригинальнее, что ли... Тогда, наверное...
Нет, она не остановится. Сейчас будет усиленно терзать и резать Тамао до тех пор, пока та не сдастся от боли.
Дожидаться этого момента Кикунои не желала.
- До скорого, – сказав это, девушка, довольно громко хлопнув дверью, вышла из медицинского кабинета, обессилено прислонилась к стене, смежила веки и глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться... Не получилось. Сердце продолжало стучать как бешеное, а в глазах закипали слёзы. Эта женщина... Она задела Тамао за больное. Да как у этой рыжей вообще язык повернулся такое сказать?! Скучная, правильная... Ну и что, что она правильная, подумаешь. Зато, зато... Девушка мучительно искала хоть один аргумент в пользу своего характера, но почему-то так и не смогла ничего найти. «Нет, это неправда. Всё, что она только что сказала, ложь. Ни за что и никогда не поверю в это!» - убеждала себя Тамао, медленно бредя по коридору. Но семена сомнения уже были посеяны, и почва с готовностью приняла их, позволяя прижиться и взойти за считанные минуты.
Сумку девушка так и не забрала. Машинально одевшись, вышла из школы и медленно побрела по улице, сама не зная куда. Хотелось прямо сейчас найти Ранмару и попросить его заверить её, что всё, сказанное Блейз, неправда. И в то же время Тамао прекрасно понимала, что никогда в жизни не сможет осмелиться узнать у жениха ответ на подобный вопрос. В первую очередь потому, что боялась, что его ответ ей не понравится.
На улице заметно похолодало, но девушка даже не заметила этого. Брела с задумчивым видом по тротуару и не обращала внимания на то, куда идёт и что туда-сюда снуют по своим делам прохожие. Им не было дела до Кикунои, а Тамао не было дела до них. Она всё думала над тем, что сказала ей только что рыжеволосая Блейз, и понятия не имела, что же делать дальше. Ей казалось, бесцельные блуждания по улицам Токио позволяют забыть на время о грустных мыслях, развеяться, взглянуть на проблемы под новым углом. Но пока что девушка, не в силах выкинуть из головы хлёсткие слова, с каждой минутой чувствовала себя всё хуже.
Сколько она так бродила? Полчаса? Час? При всём желании Кикунои не смогла бы ответить на этот вопрос. Время для неё перестало существовать. Впрочем, как и всё, её окружающее.
Тамао не сразу заметила, что пошёл дождь. Холодный, осенний пробирающий до костей ледяными кинжалами капель дождь. Она поняла, что с неба льётся вода, только тогда, когда промокшие волосы стали неприятно липнуть к лицу. Подняв глаза в небо, девушка тяжело вздохнула. Такое чувство, что дождь отражает её внутреннее состояние. У неё на душе было тоже мерзко и грустно. Губы непроизвольно разъехались в кислой улыбке.
- Здравствуй. Не ожидал тебя здесь увидеть, – знакомый голос заставил Тамао резко развернуться. Перед ней стоял Рафу, держа в руках пакет с продуктами и школьную сумку.
- Здравствуйте, Сачио-сан. Я тоже не ожидала Вас здесь увидеть... – девушка не знала, как реагировать на эту встречу. То ли радоваться, то ли дать ему понять, что их знакомству лучше положить конец прямо сейчас.
Он вдруг рассмеялся, и, поймав удивлённый взгляд девушки, пояснил:
- Я живу через дорогу.
- Аа... – протянула Тамао, чувствуя, что к щекам приливает краска. Почему-то из всех мест в огромном городе её принесло именно сюда. Поневоле поверишь, что случайностей не бывает.
- Что ты здесь делаешь, если, конечно, не секрет.
На несколько мгновений девушка замялась, не зная, что ответить. Правду? Но ей совсем не хочется вспоминать то, что произошло совсем недавно. Пожалуй, лучше всё оставить в тайне. Пусть о её разговоре с Блейз не узнает никто. Даже Ранмару. Нет, тем более Ранмару.
- Я... гуляю.
Рафу, не сдержав эмоций, красноречиво приподнял правую бровь.
- Весьма и весьма оригинально. Одна, под дождём, да ещё в незнакомом районе...
Лучше бы он не заикался про оригинальность! Тамао вдруг поняла, что если Сачио сейчас скажет ещё хоть слово на эту тему, то она точно сорвётся.
- Да, а что в этом такого? Просто захотелось воздухом подышать, – девушка с вызовом посмотрела на собеседника. Рафу, видимо почувствовав, что сейчас лучше сменить тему разговора, поспешил ответить:
- Что ж, думаю, это твоё личное дело. Только... – парень, перехватив поудобнее пакет с покупками, – боюсь, сейчас у тебя все шансы подхватить воспаление лёгких. Сомневаюсь, что тебе по нраву подобная перспектива, так что... – он выдержал театральную паузу, но девушка не стала дожидаться, пока Рафу закончит.
- Что же?
- Как насчёт чашки горячего чая с клубничным джемом?
- Чая?.. – задумчиво повторила Тамао. Она только сейчас почувствовала, что промокла насквозь, набрала полные туфли ледяной воды и промёрзла до костей, а ещё поняла, что от холода у неё мелко стучат зубы. Похоже, её поступок был слишком опрометчивым. Не стоило принимать близко к сердцу слова какой-то отвергнутой дамочки. Пусть это и была правда... Девушка тряхнула волосами, неприятно мазнув мокрыми прядями по спине и шее. Прочь эти мысли, иначе она сейчас разревётся от жалости к себе.
- Да. Я живу совсем рядом, так что...
«Он приглашает меня к себе домой?! – ужаснулась девушка. – Но это же неприлично! И если Ранмару узнает...»
- Я... – Тамао принялась лихорадочно подбирать слова для отказа, но тут в носу неприятно защипало, и она, не сдержавшись, чихнула. Кажется, нужно и впрямь срочно что-то предпринять, иначе у неё есть все шансы, чтобы свалиться с жесточайшей простудой. Конечно, можно было бы позвонить своему водителю, чтобы он её забрал, но сотовый остался в сумке. И, похоже, другого выхода, кроме как принять предложение Сачио-сан, не было. – Хорошо...
- Отлично Тогда пойдём, – просиял он, а потом, будто вспомнив что-то, спросил. – А где твоя школьная сумка?
- Я... не брала её, – заметив его удивление, Тамао пустилась в сбивчивые объяснения. – Просто... я... так получилось...
- Ясно. Тогда тем более пойдём. Позвонишь от меня своему водителю, и он тебя заберёт.
- Угу, – согласно кивнула девушка и поспешила за парнем, на ходу пристраиваясь к его шагу.
Рафу жил один. На пятнадцатом этаже элитного небоскрёба. Квартира у него была небольшая, но чистая, в ней не было того холостяцкого беспорядка, о котором ходят легенды. Скорее всего, здесь не обошлось без домработницы, хотя, впрочем, вполне возможно, что молодой человек и сам был не лишён аккуратности.
- Чувствуй себя как дома, – бросил дежурную фразу Рафу, снимая ботинки и исчезая на кухне. Тамао послушно разулась и застыла в прихожей, не решаясь пройти дальше. – Тебе дать сухую одежду? Как раз обсохнешь и согреешься быстрее.
Конечно, девушка здорово промокла, но школьная форма оставалась сухой, только чуть влажной в плечах и по подолу, а пальто должно было довольно быстро высохнуть, поэтому необходимости в сменной одежде не было.
- Нет, спасибо.
- Уверена? – переспросил Рафу, вновь появляясь в прихожей, забирая у неё пальто и туфли, чтобы поставить их на сушилку.
- Да.
- Тогда пошли мыть руки, – улыбнулся парень и повёл её в ванную.
Тамао, сев на удобный диван, принялась оглядываться по сторонам. Рафу гремел чем-то на кухне, оставив гостью сидеть в тепле и в одиночестве. Девушка с трудом подавила зевок. Она уже более-менее согрелась, и теперь её стало клонить в сон. Кикунои поёрзала, устраиваясь поудобнее, и попыталась вернуть мыслям ясность, но отяжелевшие веки слипались, и отчаянно хотелось прилечь на мягкий диванчик и вздремнуть хоть пару минут. Тамао уже стала всерьёз задумываться над такой возможностью, с всё большим желанием поглядывая на россыпь небольших аккуратных подушек, однако пришедший в этот момент Рафу позволил ей отвлечься от соблазнительного зрелища.
- Надеюсь, ты не сильно скучала, – произнёс парень, входя в комнату и ставя поднос с чайными принадлежностями на журнальный столик.
- Вовсе нет, – поспешила заверить его Тамао. Он хмыкнул и промолчал, предложив девушке чашку с обжигающим чаем. Она, коротко поблагодарив его, приняла предложенную кружку и сделала первый глоток, едва не обжёгшись.
- Осторожнее! – предостерёг Рафу, заметив, как Тамао инстинктивно отшатнулась от чая, едва его пригубив. Девушка коротко кивнула и вновь приложилась к кружке, но теперь она была осторожнее. Медленно цедила напиток, стараясь как можно лучше прогреть горло.
Какое-то время они сидели в молчании, не спеша потягивая чай. Кикунои вновь подумала о том, что из всех её поступков этот самый глупый, но сейчас уже было поздно что-либо менять. Она продолжала машинально прихлёбывать горячий напиток, стараясь не смотреть на сидящего напротив Рафу. Когда же с питьём было покончено, Тамао поставила пустую чашку на стол и замерла, сложив руки на коленях.
- Ну что, согрелась хоть немного?
- Да, – кивнула она. Теперь, когда перестали стучать зубы, девушка вернулась к прежним горестным мыслям. Её грусть не укрылась от Рафу.
- Что-то случилось? – спросил он, всем своим видом давая понять, что если не хочется, то можно не отвечать.
- Нет. Всё в порядке.
- Это хорошо... – Рафу взял в руки чайник и поинтересовался: - Может, ещё чаю?
- Нет, спасибо – отказалась Тамао.
- А я, пожалуй, выпью, – он налил себе полную чашку и сделал первый глоток.
- Скажите, Сачио-сан, неужели я и правда жутко скучная? – Рафу, едва не подавившись напитком, ошалело посмотрел на собеседницу, явно не ожидая от неё подобного вопроса.
- Скучная? Ты? – он улыбнулся. – Нет, ты какая угодно, только не скучная.
- Правда? – Тамао едва удалось скрыть свою радость. – А, по-моему, я жутко правильная и поэтому скучная.
- Нет. В категорию скучных людей ты точно не вписываешься. Сомневаюсь, что скучный человек гулял бы под проливным дождём, не имея при себе ни ключей от квартиры, ни телефона. А то, что ты правильная... – парень сделал небольшую паузу, подбирая слова. – Нет, ты скорее воспитанная. А это очень и очень хорошо. Потому что далеко не у каждого есть это качество.
Тамао, успокоенная его ответом, благодарно кивнув, вновь принялась смотреть по сторонам. Обычно комната может очень многое рассказать о своём хозяине, но в гостиной Сачио-сан не было ни одного лишнего предмета, способного хотя бы чуть-чуть намекнуть на характер человека, который каждое утро сидит на этом удобном диване, открывает шкаф с зеркальными дверцами, смотрит телевизор... Всё так аккуратно, что даже немного скучно. От этой своей мысли Тамао вздрогнула. С недавних пор это слово вызывало не самые приятные, болезненные ассоциации. Однако интерьер комнаты и впрямь был весьма и весьма ограничен. Разве что гитара, висящая на стене слегка разбавляла обстановку.
- Это Ваша? – не выдержала девушка.
- Конечно! Хочешь, сыграю что-нибудь? – заметно оживился Рафу.
- Ну... – она заметно смутилась.
- Да ладно тебе, мне не трудно, даже в радость будет.
Парень, живо подскочив со своего места, подлетел к гитаре и, сняв её со стены, с нескрываемой нежностью прижал к себе, ласково провёл по точёному боку и, опять сев напротив Тамао, принялся подкручивать колки.
- Давно не играл, – пояснил Рафу, пробуя звучание струн.
Тамао терпеливо ждала, пока он подготовит инструмент, ей и самой было интересно, что же он ей сыграет. Она даже немного нервничала, будто перед концертом, который даёт именитый музыкант.
Совладав наконец с гитарой, парень ударил по струнам – полилась приятная мелодия – и красивым сочным голосом запел:

Я боюсь, что умру без тепла твоих рук.
И в стекло обратятся алмазные звёзды.
И что северный ветер, предвестник разлук,
Заколотит мне в грудь свои ржавые гвозди.

Я боюсь, что не выдержу этой зимы.
Не привыкну ко тьме, вместо тёплого света,
К одинокому «я», вместо ёмкого «мы»
И к тому, как пуста, станет эта планета.

Тамао, чуть прикрыв глаза, наслаждалась мелодией. Красиво... Она и представить себе не могла, что у Рафу может быть такой приятный чарующий голос. Да и песня... Такая романтичная, нежная...

Это больше, чем боль, изощрённей, чем грусть,
Просто страх не услышать весёлого смеха,
Не увидеть в глазах обещанья «Вернусь!»,
Не общаться ни с кем, кроме горного эха.

Я замёрзну в темнице из слов «НИКОГДА»
Там ты сможешь найти моё мёртвое тело,
Сможешь взять сувенир – моё сердце из льда,
А захочешь разбить – разбивай его смело.

Но твоё отраженье на глади озёр,
Посмеявшись, сказало, что время не важно,
Что мой страх – это чушь, а сомнения – вздор.
Я поверил тебе, но мне всё-таки страшно.

- Какая красивая песня... – восхищённо выдохнула девушка, когда последний аккорд растаял в воздухе.
- Если хочешь, могу сыграть ещё что-нибудь, – Рафу не скрывал, что ему приятна её похвала.
Послушать ещё какую-нибудь песню и впрямь очень хотелось. Тем более, что, пока Тамао слушала то, что играл ей Сачио, все грустные мысли на время отошли на второй план. Более того, она, кажется, забыла обо всём на свете!
- Давай... – поспешила согласиться Кикунои, но, вдруг что-то вспомнив, севшим от волнения голосом спросила: - А сколько времени? – Как она могла так расстроиться, чтобы забыть о том, что должна встретиться с Ранмару?!
- Почти пять... – ответил Рафу, мельком взглянув на часы. Увидев, как вытянулось и побледнело её лицо, он поинтересовался: - Что-то случилось?
- Да... – глухо отозвалась девушка, а потом, резко подскочив со своего места, бросилась в коридор. – Мне срочно надо идти!
- Ты куда? Дождь на дворе. Да и одежда твоя ещё не высохла.
- Не важно!
Тамао судорожно натянула всё ещё влажное пальто, влезла в противно хлюпнувшие туфли и, быстро попрощавшись с Рафу, вылетела из квартиры. Как она могла?! Почему пошла на поводу у той рыжеволосой, поддавшись на её провокационные слова? Ведь наверняка бродила по городу в течение нескольких часов и если бы не встреча с Рафу, то не известно, чем бы закончились её блуждания.
Девушка со всех ног бежала к метро, не обращая внимания, в лужу она ступает или на относительно твёрдый асфальт. От проливного дождя, заливающего глаза, она почти ничего не видела, но сейчас это было не важно. Тамао истово молилась, чтобы Ранмару подождал её ещё чуть-чуть, не ушёл, расценив её неявку по-своему. «Что же делать? Если он не дождётся меня... Он ведь не подумает, что, как он тогда сказал, я выбрала Сачио-сан?!» - с ужасом подумала девушка, ускоряя шаг.
На станции она чудом умудрилась заскочить в уже отходящий поезд, схватилась за поручень, пытаясь отдышаться и успокоиться. «Только дождись меня. Пожалуйста, только дождись», – молилась про себя Тамао, безрезультатно пытаясь выровнять дыхание, сбившееся от быстрого бега.

***

Не пришла.
Ранмару, кажется, в сотый раз посмотрел сначала на большие часы на станции, а потом на толпу снующих туда-сюда людей. Его невесты среди них не было.
«Я буду ждать тебя в течение получаса. Если ты не придёшь, значит, это и будет твой ответ. Значит, ты никогда не сможешь меня простить и всё, что нам останется, это расторгнуть помолвку и забыть о существовании друг друга». Именно это он сказал своей невесте вчера. Сказал, что будет ждать полчаса. Прошло уже полтора, а её всё нет.
Да ещё этот противный дождь... Парень мок под ним два часа, но всё не решался уйти: вдруг она вот-вот появится. Мало ли. Может, в пробку попала. Но время шло, а Тамао всё не было. Мори понимал, что вечно он ждать её не может. Это просто бессмысленно. Но и уйти Ранмару тоже не мог. Он был уверен, что если уйдёт, то признает своё поражение. Если он допустит мысль, что она сегодня не придёт, это будет значить, что между ними всё кончено. А Ранмару не хотел этого! Он продолжал вглядываться в лица прохожих, ища среди них свою невесту, терпеливо выносил ледяные дождливые уколы, коря себя, что забыл зонт, хотя Такенага и предупреждал, что будет ливень, поглядывал то и дело на часы, никак не желая признавать, что Тамао сегодня уже не появится.
Шесть.
А её всё нет.
Ранмару с ужасом посмотрел на часы. Он чувствовал себя как приговорённый к смертной казни, которая должна вот-вот свершиться. Палач уже занёс над его головой топор, и сквозь прорези в его маске видны смеющиеся в предвкушении удовольствия глаза, а преступник нервно сглатывает, обречённо понимая, что никуда от этого топора не деться. Мгновение, и он встретится с шеей казнимого, чтобы отсечь голову от тела и лишить жизни то, что когда-то именовалось человеком...
Десять минут седьмого...
«Неужели ты и правда выбрала его? – с тоской подумал Ранмару, зябко ежась. – Неужели я вёл себя настолько отвратительно, что ты уже никогда не сможешь меня простить?» Парень медленно развернулся и пошёл прочь от памятника Верному Хачико. Да, этот пёс каждый день ждал своего хозяина с работы даже после того, как мужчина умер. Но Ранмару ведь не пёс. Он не может ждать вечно. Она не пришла. Что ж, значит, таков её ответ. Остаётся только смириться...
Смириться и жить дальше.
Ну, или хотя бы попытаться...

***

Тамао пулей вылетела из вагона, растолкав столпившихся на перроне прохожих, не обращая ни малейшего внимания на их возмущённые крики. Сейчас не до этого. И угораздило же её сесть не на тот поезд. Чудо ещё, что она сравнительно быстро сориентировалась и пересела на правильный маршрут. Теперь оставалось только добраться до памятника.
Никого.
Вернее, люди, конечно толпятся, спешат по своим делам, шумят, суетятся...
Но Ранмару среди них нет.
Девушка в очередной раз огляделась по сторонам. Поблизости по-прежнему не было видно никого, хотя бы отдалённо похожего на её жениха.
Потом её взгляд уткнулся в большие часы.
Пятнадцать минут седьмого...
Тамао обессилено рухнула на скамейку рядом с памятником. Не успела. Опоздала на два часа... Даже больше, чем на два. Он ушёл. Не дождался. Теперь всё точно кончено.
Слёзы, бегущие по щекам, смешивались с дождём. У неё не было ни денег, ни телефона. Не было ничего. Но это было не важно. Потому что, кажется, она потеряла смысл жизни...

От автора: Автора стихотворения я не знаю. Оно валяется в моём компе уже лет шесть и в течение этих шести лет не перестаёт мне нравиться. Конечно, стоило обрезать его, но я так его люблю, что просто рука не поднялась это сделать.

Комментариев нет:

Отправить комментарий