Искать в блоге

9 июля 2011 г.

Тьма в их сердцах

Автор: Егорка
Фэндом: Fairy Tail
Персонажи: Гэджил/Джубия
Рейтинг: NC-17 
Жанры: Ангст, Гет, Психология
Размер: Мини, 4 страницы 
Кол-во частей: 1 
Статус: закончен

Описание: Гэджил и Джубия отправляются на задание. Битва с тёмной гильдией рождает странные мысли. Друг.
Посвящение: Посвящение и благодарность всем романтикам и любителям нестандартных парочек ;)
Публикация на других ресурсах: Пофиг
Примечания автора: Не представляю с Гэджилом никого, кроме Леви. А Грей и Джубия - самая секазная парочка. Заранее простите, что в эротических сценах фантастики больше, чем реалистичности


Гэджил и Джубия шли на задание. Жители одного городка обеспокоились участившимися беспорядками, вызванными, по их мнению, шайкой разбойников. Было подозрение, что рядом расположилась тёмная гильдия.
Джубия шла вперёд и мечтательно смотрела на небо. Гэджил усмехнулся и в который раз про себя заметил, как сильно она изменилась. Холодной, расчётливой Джубии с безразличным взглядом больше нет. Теперь она много улыбается и смеётся. Он очень удивился, когда впервые услышал её смех – звонкий и мелодичный. А улыбка делала её такой милой, что даже смешно. Он не знал, какая Джубия ему нравится больше. Прежняя была красива по-своему. Фарфоровая куколка, окутанная дождём, калечила и убивала врагов без тени эмоций на прекрасном лице. Она внушала трепет. Гэджил уважал её за силу и считал хорошим товарищем. Пожалуй, он считал её своим другом. В конце концов, она единственная, кто беспокоился о нём после роспуска гильдии Фантом Лорд.
Он вспомнил, почему она вступила в Хвост Феи, и рассмеялся. Что она нашла в этом извращенце? Даже раньше находились люди, которым она была интересна. В своё время она с кем-то встречалась, но потом решила, что любовь – не для неё. Да, скорее всего она могла влюбиться только в кого-то очень непохожего на тех парней. А отмороженный наверняка ещё и толкнул какую-нибудь пафосную чушь, как он это любит, когда они сражались первый раз. Вот она и разомлела.
— Эй, Джубия, — она повернулась в его сторону. – Ты сильная, красивая и очень милая, когда улыбаешься. Любой мужчина был бы рад быть с тобой. Зачем тебе Извращенец?
Джубия смущённо опустила глаза:
— Гэджил-куну не нравится Грей-сама?
— Я лишь хочу сказать, зачем ломиться в закрытые двери.
Некоторое время Джубия молчала.
— Я… понимаю. Но не хочу сдаваться так рано. Гэджил-кун беспокоится о Джубии. Джубия благодарна, — улыбнулась она ему.
«Ох уж эта Джубия,» — вздохнул Гэджил. С другой стороны, дождь перестал быть её вечным спутником. Не всё ли равно.
***
«Какого…» — острая боль в правом боку на мгновение ослепила. «Не успел увернуться. Проворный, гадёныш. Но всё получилось так, как и задумывалось. Пока он был занят мной, Джубия захватила его в водяную тюрьму. Ей, наверное, нелегко удерживать волшебника с такой силой, но на кого ещё положиться, если не на Джубию. Чёрт! Ощутимо он меня задел…»
Джубия подошла к Гэджилу, удерживая в водяной тюрьме главаря местной шайки отбросов. Остальные члены тёмной гильдии валялись вокруг, в сознании или без. Превратив левую руку в воду, она промыла рану.
— Гэджил-кун, у тебя кровь, — Джубия рассеянно посмотрела на окровавленные кончики пальцев и лизнула их.
Гэджил заинтересованно взглянул на неё. Выглядела она уставшей. «Интересно, почему? Они были не слишком сильны… Шавки! Меня они тоже вымотали. Уверен, она злится не меньше моего. Хы, сейчас начнётся.»
Пленник в водяной тюрьме судорожно вскидывал голову, он задыхался. Недолго. Вскоре воздуха опять стало достаточно. Ненадолго. Гэджил знал эту игру – Джубия то позволяла жертве дышать, то нет. Как кошка с мышью. Вот человек не может вздохнуть. Сначала в его глазах непонимание, сосредоточение, страх, внезапная догадка и ужас, бесконечный ужас, сменяющийся радостью и надеждой с первым настоящим глотком воздуха, опять страх, подозрение, дать жертве немного успокоиться, и снова ужас и отчаяние. Это могло продолжаться достаточно долго, пока ей не наскучит.
Иногда Гэджил тоже смотрел, пытаясь в этих глазах увидеть то, что видели они, то, что ждало на той стороне страха и ужаса, пока не различал пустоту, пеленающую зрачки. Ответа не было.
Он вспомнил человека, сошедшего с ума после такого. Он всё боялся задохнуться и в истерике катался по земле, хватаясь за горло. Кончилось тем, что он разодрал себе шею ногтями и захлебнулся собственной кровью. Тогда Джубия, кажется, удивилась.
Неожиданно он почувствовал приближение группы людей. Они бежали на них, тряся оружием, и кричали что-то угрожающе-глупое. «Нее… друзья этих отморозков. Дьявол! Как меня достали эти придурки. Что?! и вы ещё?» Гэджил увидел, как некоторые из валявшихся рядом начали приходить в себя и приподыматься. «Хватит с меня! Огребёте по-полной. Я устал сдерживаться.» Он выбросил вперёд стальной кулак, раздался приглушённый хруст. Удар, ещё удар. Он уже не смотрел на тех, кого бьёт. В голове стучало одно желание – поскорее со всем разобраться, но эхом отдавалось – ещё! ещё! Ломать, резать, бить со всей силы, чтобы слышать крики, шипения, проклятья, смешивающиеся с тошнотворным запахом крови и вывороченных кишок, чавкающими и булькающими звуками тел, пытающихся дышать. Прежней усталости как не бывало. Мимолётом он замечал, как Джубия с размаху резала противников водяным ножом почти пополам. «Молодец, девочка.» В такие моменты она казалась ему особенно прекрасной. Он наизусть помнил сосредоточенно-бесстрастное выражение её лица, движения пальчиков, заставляющие проливаться кровь.

Вот на ногах остались они двое. Джубия стояла спиной к нему над трупом мастера тёмной гильдии. «Всё-таки не удержалась, и он захлебнулся,» — ухмыльнулся Гэджил. «Брызги чужой крови на её лице. Красиво. Интересно, как пахнет её кровь?» Неожиданно, ему очень захотелось узнать это. Вцепиться зубами в изящную шею, расцарапать белые бёдра. Он стал медленно приближаться к ней. Вспомнились ребята из гильдии, мастер. Он отогнал это видение. Мелкая… её образ – блик солнечного зайчика. Растворился. Сейчас он чувствовал только, как в груди разливается что-то тёмное и тёплое. Он вплотную подошёл к Джубии, приподнял её волосы и поцеловал в шею.
— Гэджил? Что ты делаешь?
«Такая светлая кожа, гладкая, на вкус… лепесток кувшинки, как и запах её тела. Я чувствую, как бьётся твоё сердце, Джубия. Думаешь, я не заметил твой взгляд? Ты наслаждалась этой битвой, своей властью и их слабостью. Тебе ведь понравилось, да? Давненько мы так не развлекались. Моя рука на твоей груди, а ты продолжаешь стоять. Мы похожи, Джубия. Привыкли к боли и страху и научились получать от них удовольствие.» Одной рукой он прижал её к себе, задрал платье и, продолжая прикасаться губами к шее, заскользил по внутренней стороне бедра. «Падай вместе со мной, Джубия, во тьму, куда мы так долго смотрели… вместе со мной… ну!» Вскрик. «Я слишком груб».
«Да,» — ухмыльнулся про себя Гэджил.
***
«Ещё противники? И побитые стали шевелиться. Им показалось мало. Хватит сопротивляться, тебе не выбраться из моей водяной тюрьмы. Я немного устала от этих людей. В задании говорилось «избавить город от разбойников, расположившихся в округе». «Избавить». Ничего про «оставить в живых». Хорошо. Тогда это самооборона. Сколько их… много в любом случае. Мне надоело сдерживаться.»

«Везде кровь. Кажется, мы немного перестарались. Зато живы. Может, поэтому мастер посылает нас на такие задания. Многие в гильдии слишком добры, они попытались бы оставить в живых как можно больше, и им изрядно досталось бы, прежде чем они выполнили бы задачу. Не оправдывайся перед собой, Джубия. Тебе просто хотелось этого. Да, хотелось. Побить их всей своей мощью, смешать свою воду с их кровью. Ощущая это, я была счастлива, потому что представляла кровавый дождь, который могла бы здесь устроить! Щёки горят до сих пор. Я… я должна перестать так делать. Гэджил. Сегодня он был особенно жесток. Хруст костей был слышен сквозь крики. Иногда его кровожадность пугает даже меня. Подходит. Да, пора возвра…»
— Гэджил? Что ты делаешь?
«Его дыхание на моей шее. Горячее дыхание. Горячие руки на моей груди. Он снял перчатки. Зачем он это делает? Нельзя… мы… я… Спине тоже горячо. Его рука… Когда я так возбудилась? Грей, прости, но Джубия женщина, я не могу жить одной надеждой. Я хочу…»
— А-ах!

Гэджил развернул её к себе, схватив за волосы, запрокинул ей голову и поцеловал. Она ответила, покусывая его язык. Её слюна была сладковатой на вкус, а руки царапали ему грудь, пытаясь пробраться сквозь майку. Он опустился на колени, посадив на них Джубию, и теперь лизал её шею, позволив рукам делать, что пожелают. Она обхватила его ногами. Его тело чересчур горячее. Ей вспомнился запах раскалённой на солнце железной крыши, откуда она смотрела на облака. Сейчас в воздухе стоял точно такой запах. Она царапнула его за плечо.

Под своими руками он ощущал хрупкое тело, оно было холоднее его, и ему это нравилось. Она казалась живым родником, который хотелось испить, окунувшись с головой. Он слышал её хрипловатое дыхание, чувствовал, как маленькие ладони водят по его спине. Боль в плече заставила его очнуться. Он повалил её на землю и разорвал лиф платья, обнажая грудь. Склонился над её телом. Это тело манило и опьяняло его, тело его друга. И он боялся пропустить любой миллиметр этого тела, зная, что только сейчас время принадлежит им. Джубия расстегнула пряжку его ремня, правой рукой взяла член, а левой продолжала щекотать живот. Грозно рыкнув, он перехватил её руки и, прижав к земле над головой, резко вошёл в неё. Клочок синей ткани, смутно напоминающий нижнее бельё, отлетел в сторону. Джубия дёрнулась, задержав дыхание. Не давая ей опомниться, он начал двигаться. Резко, грубо. Она поднимает согнутые ноги, и он кладёт одну себе на плечо, второй рукой продолжая удерживать её запястья. Она прерывисто дышит и кусает коленку. Слишком быстро. Он понимает это, но не может остановиться и кончает.
Она прижимается к его телу ногами и приподнимается, ища губами. Рано. Он не отпустит эти мгновения так просто. Не выходя из неё, он снова садиться на колени. Закрыв глаза, Джубия время от времени сжимает его член в себе, распутывает жёсткие пряди чёрных волос и рисует кончиком языка на шероховатой щеке. Почувствовав его возбуждение, она начала медленно двигаться, почти нежно, покусывая его за мочку уха. Он схватил её за бёдра и прижал к себе. Из-под ногтей потекли красные струйки. Она вскрикнула и, в свою очередь, укусила его за плечо, вцепившись в волосы. Он сжал её руки за спиной. Вся она была перед ним. Краем сознания он пытался не кусать хотя бы её грудь: он до сих пор не хотел делать ей больно. Но это было сильнее его.
Их дыхание обжигало. Язык и губы изучали всё, до чего могли дотянуться. Вырываясь, она продолжала двигаться. Стоны соединялись с криками, а хрип с рычанием, когда они кусали и царапали друг друга. Глаза застилала тьма, вобравшая в себя все цвета, тьма их сердец.

Последний момент, запечатлённый в памяти Гэджила, — освещённая солнцем белая кожа Джубии, её полузакрытые глаза, искусанные губы опухли и побагровели, зубы держат его пальцы во рту, в уголках которого застыли капельки слюны и крови.
***
Приподнявшись на локте, Джубия повернулась к Гэджилу.
— Гэджил-кун, — с ехидой улыбкой она погрозила ему пальчиком.
Он усмехнулся и слизал следы крови с её губ.
Она встала. Вытерла стекающую по ногам сперму. Кое-как скрепила остатки платья на груди, одела накидку. Огляделась. Подобрала с земли свой странный головной убор.
— Похоже, живых не осталось.
Гэджил потянул носом:
— Ага, — и пошёл вслед за Джубией.
***
«Это были не мы. Призрак. Фантом. Хвост феи – якорь, за который мы будем держаться. Гэджил-куну нравится Леви-сан. Я… даже если Грей-сама не ответит на мои чувства, все ребята в гильдии стали мне дороги.» Джубия повернулась к Гэджилу. Он шёл с каменным лицом, только скулы слегка побелели.
— Гэджил-кун, — она взяла его за руку и улыбнулась. Искренне, ободряюще. Лицо Гэджила потеплело, и он улыбнулся в ответ. «Ты права. Всё будет хорошо. Мы привыкнем к свету.»

Комментариев нет:

Отправить комментарий