Искать в блоге

7 июля 2011 г.

Всякое бывает в этом мире

Автор: не известен 
Фендом: Hellsing/Хеллсинг 
Дисклеймер: все права на персонажей принадлежат их создателю 
Предупреждение: нет 
Персонажи: Алукард, Интегра, Виктория, Волтер 
Жанр: стёб 
Рейтинг: PG 
Размер: мини 
Статус: завершён 
Описание: Весна... В это время всем хочется любви и тепла... Вот и Алукарду тоже... захотелось. Правда, в качестве грелки он выбрал Интегру... Кто ж знал, что она будет категорически против?..



Алукард сидел в кабинете Интегры и жадно смотрел на её волосы, думая, как бы к ней приклеиться. На дворе – весна, и Алу хочется тепла. Но Интегра не замечала его взгляда или только делала вид. Тогда Алукард, обиженно шаркая ногами, вышел из кабинета Интегры и направился на кухню, к Волтеру. Там Ал заключил с ним сделку: он покупает Волтеру ящик пива, а Волтер опаивает Интегру снотворным. Когда Интегра заснула после вечернего чая (спасибо Волтеру), Алукард взял её на руки, отнёс к себе в спальню, положил в свой гроб, снял с неё галстучек с крестиком, который его оч-ч-чень раздражал, и стал думать, что же ему с Интегрой делать. Вариантов было 3:а) закрыть Интегру в гробу, и потом долго хихикать вместе с Викой Церас над тем, как будет орать Интегра, проснувшись в « черном ящике »;
б) собрать в гробу гарем из Вики, Интегры и Рип Ван Винкль;
в) сделать из Интегры личную грелку, ведь человеческая кровь такая тёплая!
Покумекав полчасика, Ал выбрал вариант «в», ведь гроб у него старый, с кучей щелей, а ночью из них дует, и несчастный Алукард от холода забирается под матрас. «Интегра сама виновата, что не выделяет денег на новый гроб, пусть теперь мучается!» - подумал он, переодеваясь в пижаму с сердечками. Ал неуклюже улёгся рядом с Интегрой и захлопнул крышку.
00:00.Подъем. Волтер стучит по гробу. Алукард еще спит, зато просыпается Интегра. Причем, просыпается без любимого галстучка с крестом. Если его на ней не было, Интегра чувствовала себя голой. Итак, она проснулась фактически голой, увидела рядом подозрительно знакомые пижаму и улыбочку, а над собой - крышку гроба; и сразу же подумала, что невинный Алукард сделал с ней «сами знаете что». Интегра тут же завизжала. Бедный Ал подскочил так, что пробил гроб и стукнулся головой о потолок. Интегра, в ярости похожая на валькирию, приказала ему убираться вон из комнаты и из Хеллсинга. Ни в чем (почти!) неповинный Алукард пошел жаловаться Вике, по привычке проходя через стену. Он увидел совершенно детскую картинку: Вика, в пижамке с медвежатами, спала, крепко прижимая к себе плюшевого мишку. Как всегда, Виктория забыла опустить крышку, и ее гроб выглядел как обычная кровать. Т.к. Виктория спала на самом краешке, места в гробу было завались, а Алукард не выспался... Короче, он прилез к Вике, свернулся квадратиком и засопел в обе дырочки.
Виктория просыпалась. Она продрала глазки, потянулась, перевернулась на другой бок и увидела своего хозяина. Конечно, она сразу же подумала «сами знаете что», и тут же завизжала. Ал подскочил до потолка (где-то мы это уже видели), и не в тему ляпнул: «Прикольная пижамка !». Виктория моментально покраснела, ведь девушка она скромная, хоть и носит сильно укороченную одежду. Вика прикрылась халатиком и сказала: «Э... М... Наглец!!!», но сразу опомнилась и выдала: «Простите, хозяин...». Ал довольно улыбнулся. Вика начала обиженно всхлипывать, и Алукард, под угрозой очередного рёва, посадил её на колени и стал утешать. Потом сам не выдержал и заревел, сказал, что его выгоняют из Хеллсинга. Вика, все еще всхлипывая, полезла обниматься на прощание. Ал вяло отбрыкивался, но скоро сдался. Тут в дверь (как всегда не вовремя) заглядывает Интегра. Её глазам предстает картинка: шкафообразный Ал, в сердечной пижаме, обнимает Церас, сидящую у него на коленях. Интегра проорала: «Ах, вот как!! Малявка и монстр!», и ушла, хлопнув дверью. Ал и Вика, сразу отцепившись друг от друга, сели рядышком и стали думать, что же им теперь делать.
Интегра влетела в свой кабинет и с размаху долбанулась башкой об стенку. « Гад! (удар башкой) Стервец! (удар) Нахал! (удар) Мерзавец! (удар) Подлец! (удар) ...». От столь мощного и частого долбания стены своей крепкой черепушкой, у Интегры все же поехала крыша. Её зенки сначала разъехались в разные стороны, а потом сурово сошлись на переносице. Интегра схватила пистолет и, с криком «Я убью тебя, лодочник!!!», помчалась мочить Алукарда.
Итак, вернемся к нашим баранам, то есть вампирам. Виктория снова начала всхлипывать. Её хозяин задумчиво пялился на ползающую по потолку муху. Ал рассеянно похлопал Вику по плечу:
- Не кисни, мент, все будет ништяк! Прорвемся!
- Да, хозяин... Я уже не плачу... Ой, слышите шаги? Тяжелые такие, быстрые? Как будто слоник по коридору идет...
- Oops! Я эти шаги из миллиона отличить смогу! Так жутко топать и бормотать « Я убью тебя, лодочник!» может только леди Хеллсинг, причем явно укушенная... Не смотри на меня ТАК, это в переносном смысле.
Напрягшаяся было гуманистка Вика расслабилась и уже собиралась что-то сказать, как вдруг, сшибая дверь плечом, в комнату влетела Интегра. Размахивая пистолетом, она, как бык на красную тряпку, бросилась на Ала, схватила его за грудки и стала трясти. Правда, толку от этого было мало, и вообще, «рядом птица». Корче говоря, через 15 минут до Интегры дошло, что ее подчиненному «все фиолетово, и ни фига не больно». Тогда она, с криками «Гад! Нахал! Козел! Я тебя кормила, одевала, я тебе зарплату платила !..» прицелилась Алу прямо в лоб и нажала на курок пистолета. Но выстрела не произошло, т.к. Интегра забыла зарядить свой пистоль. Такого промаха Интегра не выдержала и, заревев, как последняя Церас, уткнулась Алукарду в плечо. Викин маста приобнял Интеграл за плечи и повел ее на кухню, к Волтеру и валерьянке. Виктория побежала следом.
Короче говоря, после 3-х рюмок валерьянки и стопки водки Интегре стало совсем хорошо. Сидя на кухонном столе, она напевала что-то в духе «Dragostea Din Tei», помахивая пустой бутылкой от водки. После этого леди Хеллсинг выполняла действие из песни профессора Лебединского – «Я танцую пьяный на столе...». В конце концов, от такой буйной пляски у всех разболелась голова, и Ал повел Интегру укладываться спать. Он аккуратно уложил своего босса на кровать, заботливо укрыл её одеяльцем, сунул Интегре под мышку плюшевого мишку и отправился к себе, спать.
Виктория не могла заснуть. Она ворочалась с боку на бок и думала о своем хозяине. «Ну, блин, маста и буржуй все-таки! Мало ему личного будильника в виде Волтера, так ему еще и личная грелка нужна! Эксплуататор!!! - Но потом она перевернулась на другой бок и подумала: И все же он классный хозяин, хоть и эксплуататор и ненаглядный засранец ! Хе-хе...». И сладко зевнув, Виктория закрыла глаза.
Утро следующего дня.
Конечно же, Интегра не выгнала Алукарда из Хеллсинга, но взяла с него слово, что «подобных инцидентов с грелками больше не повторится». Ал послушно кивал головой и делал невинные глазки. Интегра вскоре устала отчитывать подчиненного и выпихнула его из своего кабинета. Как только дверь кабинета закрылась, с лица Алукарда слетело невинное выражение, на губах появилась ехидная ухмылка, а в глазах заблестел дьявольский огонек. Ал довольно потер лапки и сказал: «То ли еще будет, ой-ой-ой !!!».

Комментариев нет:

Отправить комментарий